Tags: левитанский юрий

Любимые стихи... Юрий Левитанский - Человек, строящий воздушные замки...





Человек, строящий воздушные замки

Он лежит на траве
под сосной
на поляне лесной
и, прищурив глаза,
неотрывно глядит в небеса —
не мешайте ему,
он занят,
он строит,
он строит воздушные замки.
Галереи и арки,
балконы и башни,
плафоны,
колонны,
пилоны,
пилястры,
рококо и барокко,
ампир
и черты современного стиля,
и при всем
совершенство пропорций,
изящество линий —
и какое богатство фантазии,
выдумки, вкуса!

Collapse )

Любимые стихи... Юрий Левитанский - Молитва о возвращенье




Молитва о возвращенье

Семимиллионный город не станет меньше,
если один человек из него уехал.
Но вот один человек из него уехал,
и город огромный вымер и опустел.

И вот я иду по этой пустой пустыне,
куда я иду, зачем я иду, не знаю,
который уж день вокруг никого не вижу,
и только песок скрипит на моих зубах.

Прости, о семимиллионный великий город,
о семь миллионов добрых моих сограждан,
но я не могу без этого человека,
и мне никого не надо, кроме него.

Любимая, мой ребенок, моя невеста,
мой праздник, мое мученье,
                     мой грешный ангел,
молю тебя, как о милости, — возвращайся.
Я больше ни дня не вынесу без тебя!

(О господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о господи, сделай так, чтоб она вернулась,
ну что тебе стоит, господи, сделать так!)

И вот я стою один посреди пустыни,
стотысячный раз повторяя, как заклинанье,
то имя, которое сам я тебе придумал,
единственное, известное только мне.

Дитя мое, моя мука, мое спасенье,
мой вымысел, наважденье, фата-моргана,
синичка в бездонном небе моей пустыни,
молю тебя, как о милости, — возвратись!

(О господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о господи, сделай так, чтоб она вернулась,
о господи, сделай так, чтоб она вернулась,
ну что тебе стоит, господи, сделать так!)

И вот на песке стою, преклонив колена,
стотысячный раз повторяя свою молитву,
и чувствую —
         мой рассудок уже мутится
и речь моя все невнятнее и темней.

Любимая, мой ребенок, моя невеста
(но я не могу без этого человека),
мой праздник, мое мученье,
                    мой грешный ангел
(но мне никого не надо, кроме него),

мой вымысел, наважденье, фата-моргана
(о господи, сделай так, чтоб она вернулась),
синичка в бездонном небе моей пустыни
(ну что тебе стоит, господи, сделать так)!

Двадцать восьмого марта... Юрий Левитанский




Луковица


Страничка из дневника

Двадцать восьмого марта
           утром я вышел в кухню.
Чайник на газ поставил.
           Снег за окошком падал.
В шкафчике, на газете,
           луковица лежала.
Глупая толстая луковица.
           Барышня провинциальная.
Но две зеленые стрелки
           у ней на макушке были.
Две зеленые струйки
           фонтанчиком из нее били.
Снег за окошком падал,
           крупка в окно хлестала.
В шкафчике, на газете,
           луковица расцветала.
Луковица на газете.
           Зеленая, как кузнечик.
Этакий Чипполино.
           Луковый человечек.
Чай погуще завариваю.
           С луковкой разговариваю.
Что-то ей, видно, ведомо
           такое, что мне не ведомо.
Свое она что-то знает.
           Знает, что снег растает.
А снег все никак не тает.
           А луковица расцветает.



Юрий Левитанский

Юрий Левитанский. Я не был там какой уж год...



***

Я не был там какой уж год.
          По праздности? По лени?
Высокий белый пароход
              спускается по Лене.
Кружится чайка за бортом,
            и на скамейке с краю
с широкоскулым якутом
               я в шахматы играю.
Подходит к нам его жена.
               Она садится слева.
Какая у него жена —
              ну просто королева!
Какие у нее глаза!
                Коса у ней какая!
Я грустно отвожу глаза,
                ладью передвигая.
Притом я смутно сознаю,
           что нравлюсь королеве.
Я каждым ходом создаю
                 угрозу королеве.
Исход неясен до поры,
             но если б она знала,
как я страшусь конца игры
            и как я жду финала!..
Потом проходит целый год.
                 Вода не убывает.
Высокий белый пароход
             все дальше уплывает.
Там зябко на исходе дня.
                И лето на исходе.
И странно мне, что нет меня
                на этом пароходе.
О, захолустные места!
               Скрипучие ступени!
И деревянного моста
               железное терпенье.
Там женщина среди цветов
              идет, меня не зная,
и радуга семи цветов —
                как ягода лесная.


Юрий Левитанский. Белая баллада




Белая баллада

Снегом времени нас заносит — все больше белеем.
Многих и вовсе в этом снегу погребли.
Один за другим приближаемся к своим юбилеям,
белые, словно парусные корабли.

И не трубы, не марши, не речи, не почести пышные.
И не флаги расцвечиванья, не фейерверки вслед.
Пятидесяти орудий залпы неслышные.
Пятидесяти невидимых молний свет.

И три, навсегда растянувшиеся, минуты молчанья.
И вечным прощеньем пахнущая трава.
…Море Терпенья. Берег Забвенья. Бухта Отчаянья.
Последней Надежды туманные острова.

И снова подводные рифы и скалы опасные.
И снова к глазам подступает белая мгла.
Ну, что ж, наше дело такое — плывите, парусные!
Может, еще и вправду земля кругла.

И снова нас треплет качка осатанелая.
И оста и веста попеременна прыть.
…В белом снегу, как в белом тумане, флотилия белая.
Неведомо, сколько кому остается плыть.

Белые хлопья вьются над нами, чайки летают.
След за кормою, тоненькая полоса.
В белом снегу, как в белом тумане, медленно тают
попутного ветра не ждущие паруса.

*Художник Роб Гонсалвес

Александр Комиссаров. Любимые стихи (3)

Image result for березы


Березы

Этот миг я долго помнить буду,
Наяву все было, не во сне.
В Рош-Цурим увидел это чудо -
Белую березу при луне.

На земле иссохшей, в царстве зноя,
Где дрожат пожухлые листы,
Королева неги и покоя
Мир пленяла снегом бересты.

К нам сойдя с полотен Левитана,
Поражая красотой своей,
Ты звала меня изгибом стана,
Легким шевелением ветвей.

На ресницы навернулись слезы,
Сердце сжалось в грусти и тоске.
На земле еврейской про березу
Я пишу на русском языке.

1998

Collapse )

Юрий Левитанский. Любимые стихи ( 3 ). Часть 4

Related image


***
Ста рублей не копил — не умел.
Ста друзей все равно не имел.
Ишь чего захотел — сто друзей!
Сто друзей — это ж целый музей!
Сто, как Библия, мудрых томов.
Сто умов.
Сто высотных домов.
Сто морей.
Сто дремучих лесов.
Ста вселенных заманчивых зов:
скажешь слово одно —
и оно
повторится на сто голосов.
Ах, друзья,
вы мудры, как Сократ.
Вы мудрее Сократа стократ.
Только я ведь и сам не хочу,
чтобы сто меня рук — по плечу.
Ста сочувствий искать не хочу.
Ста надежд хоронить не хочу.
…У витрин, у ночных витражей,
ходят с ружьями сто сторожей,
и стоит выше горных кряжей
одиночество в сто этажей.


Collapse )

Юрий Левитанский. Часть 3. Пять стихов о стихах




***
Все стихи однажды уже были.
Слоем пепла занесло их,
слоем пыли
замело,
и постепенно их забыли —
нам восстановить их предстоит.
Наше дело в том и состоит,
чтоб восстановить за словом слово
и опять расставить по местам
так, как они некогда стояли.
Это все равно как воскрешать
смутный след,
оставленный в душе
нашими младенческими снами.
Это все равно как вспоминать
музыку,
забытую давно,
но когда-то слышанную нами.
Вот и смотришь —
так или не так,
вспоминаешь —
так или не так,
мучаешься —
так ли это было?
Примеряешь слово —
нет, не так,
начинаешь снова —
нет, не так,
из себя выходишь —
нет, не так,
господи, да как же это было?
И внезапно вздрогнешь —
было так!
И внезапно вспомнишь —
вот как было!
Ну конечно — так оно и было,
только так и было, только так!

Collapse )

Чеховские мотивы в поэзии Юрия Левитанского


"Наверное, в подсознании нужно искать причину такого сочетания стихотворений Юрия Левитанского, отрывков из рассказа А.П. Чехова «Дама с собачкой» и кадров из замечательного черно-белого фильма И. Хейфица, выпущенного к столетию со дня рождения писателя.

«Старые ружья на выцветших старых обоях. // Двое идут по аллее — мне жаль их обоих»

Прошлое, настоящее и будущее в поэзии Юрия Левитанского, чеховские мотивы, Ялта, эта строка из стихотворения — и уже пара любящих, но не очень счастливых, как мне кажется, людей из века двадцатого в моем воображении превращаются то в дантовских Паоло и Франческу, то в Гурова и Анну Сергеевну. Такое вот настроение, такое каприччио."

http://www.marie-olshansky.ru/nastr/levitan1.shtml


Ялтинский домик


Вежливый доктор в старинном пенсне и с бородкой,
вежливый доктор с улыбкой застенчиво-кроткой,
как мне ни странно и как ни печально, увы —
старый мой доктор, я старше сегодня, чем вы.

Collapse )

Юрий Левитанский. Любимые стихи ( 10 ). Часть 2





* * *

За то, что жил да был,
за то, что ел да пил,
за все внося, как все,
согласно общей смете,
я разве не платил
за пребыванье здесь,
за то, что я гостил
у вас на белом свете?
Collapse )