Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ариадна Эфрон, дочь Марины Цветаевой... Отрывки из писем. Часть 1


Сколько же советских граждан в свое время безвинно пострадали от правящего режима своей страны, который стальным катком проехался по их судьбам, закатав в асфальт здоровье и привычную жизнь, веру и любовь, мечты и надежды этих людей!

На днях я выкладывала отрывки из дневников поэтессы Ольги Берггольц....

Сегодня напишу об Ариадне Эфрон.

Collapse )

Ольга Берггольц. Цитаты из дневников и стихи. Часть 2




....

Будет страшный миг
будет тишина.
Шепот, а не крик:
«Кончилась война...»

Темно-красных рек
ропот в тишине.
И ряды калек
в розовой волне...

1940 год
(Из стихотворения "Европа. Война 1940 года)



Collapse )

Оруэлл или Хаксли? Чьи предсказания оказались вернее?


С большим интересом прочитала этот материал, включающий в себя переписку двух знаменитых авторов-предсказателей и их сравнительную харакеристику. Это во многом совпало с моими личными размышлениями в последнее время.

Поэтому вначале небольшое вступление лично от себя:

Мне всегда казалось, что "1984" Оруэлла - это лучшая когда-либо написанная антиутопия. Из всех подобных книг, прочитанных мной, она оказала на меня в свое время самое мощное воздействие, предельно впечатлив меня и надолго внушив страх и ужас перед тоталитарным обществом и Большим Братом. Все остальные антиутопии, включая и романы Хаксли, мне казались слегка вторичными и менее провидческими.

Так было вплоть до нынешнего лета, пока возникшая неуправляемая ситуация с массовыми бунтами, грабежами, вандализмом и совсем не мирными протестами в Америке заставила меня усомниться в точности оруэлловских предсказаний.

Этим летом я впервые поняла, что, оказывается, общество может хотеть само ввергнуть себя в пучину анархии, рабской покорности и самоцензуры - и для этого ему вовсе не требуется наличие наверху Большого Брата: оно прекрасно справляется с этой задачей изнутри, с самих низов.
Collapse )

Борис Слуцкий. "Болезнь"

Борис Слуцкий (1919 — 1986)



Болезнь

Досрочная ранняя старость,
Похожая на пораженье,
А кроме того — на усталость.
А также — на отраженье
Лица
в сероватой луже,
В измытой водице ванной:
Все звуки становятся глуше,
Все краски темнеют и вянут.

Куриные вялые крылья
Мотаются за спиною.
Все роли мои — вторые! —
Являются передо мною.

Мелькают, а мне — не стыдно.
А мне — все равно, все едино.
И слышно, как волосы стынут
И застывают в седины.

Я выдохся. Я — как город,
Открывший врагу ворота.
А был я — юный и гордый
Солдат своего народа.

Теперь я лежу на диване.
Теперь я хожу на вдуванья.
А мне — приказы давали.
Потом — ордена давали.

Все, как ладонью, прикрыто
Сплошной головною болью —
Разбито мое корыто.
Сижу у него сам с собою.

Так вот она, середина
Жизни.
Возраст успеха.
А мне — все равно. Все едино.
А мне — наплевать. Не к спеху.

Забыл, как спускаться с лестниц.
Не открываю ставен.
Как в комнате,
Я в болезни
Кровать и стол поставил.

И ходят в квартиру нашу
Дамы второго разряда,
И я сочиняю кашу
Из пшенного концентрата.

И я не читаю газеты,
А книги — до середины.
Но мне наплевать на это.
Мне все равно. Все едино.

1966

Стивен Фрай. Любимые цитаты из книг



Стивен Джон Фрай (род. 1957) - британский актёр, комик, писатель и драматург.



Известность ему принесли прежде всего роли в британских комедийных телесериалах (особенно «Чёрная Гадюка» (1985—1989) и «Дживс и Вустер» (1990—1993)), бывших одними из многих работ творческого союза Фрая и Хью Лори, его лучшего друга.
Collapse )

Александр Кушнер






Старик

Кто тише старика,
Попавшего в больницу,
В окно издалека
Глядящего на птицу?

Кусты ему видны,
Прижатые к киоску.
Висят на нем штаны
Больничные, в полоску.

Бухгалтером он был
Иль стекла мазал мелом?
Уж он и сам забыл,
Каким был занят делом.

Сражался в домино
Иль мастерил динамик?
Теперь ему одно
Окно, как в детстве пряник.

И дальний клен ему
Весь виден, до прожилок,
Быть может, потому,
Что дышит смерть в затылок.

Вдруг подведут черту
Под ним, как пишут смету,
И он уже — по ту,
А дерево — по эту.

Александр Городницкий. Новые стихи на злобу дня ( восхитило!)



***
Нас новый век не перевоспитал,
И наша память оказалась куцей.
Опять идёт за нами по пятам
Эпоха пролетарских революций.

С той разницей, однако, что сейчас,
Пособиями нищими не сыты,
Их разжигает не рабочий класс,
А люмпены и мелкие бандиты.

И снова начинает свой разбег
Стихийный бунт, на прежние похожий,
Где каждый понимает человек,
Что дело здесь совсем не в цвете кожи.

И прикрываться подстрекатель рад
О равенстве излюбленною темой,
И лозунги «Награбленное грабь»
Толпой овладевают оголтелой.

И снова поджигает города
Грабителей несметная орава,
Забыв, что паразиты никогда
Владеть Землёю не имеют права.

Чужим, приятель, поживись добром, -
Пора опять весёлая настала.
Всемирный начинается погром
Четвёртого Интернационала.

И всё же, откровенно говоря,
О чём бы ни кричали по запарке,
Не надо нам ни чёрного царя,
Ни государством правящей кухарки.

Решенья нет у этих теорем.
От революций не прибудет толка.
Кто был никем, уже не станет всем,
А если станет, — очень ненадолго.

Покуда в океан стремятся реки,
И новый день рождается в дыму,
И в прошлом, и сегодня, и вовеки,
Никто, нигде, не равен никому.

О Достоевском... Из воспоминаний Лидии Гинзбург.


...достопримечательная история о Достоевском, которую Ю. Н. знает от Кони.

Достоевский якобы явился к Тургеневу, когда они были уже в самых дурных отношениях, и рассказал ему о себе самом ставрогинскую историю (растление девочки).

Тургенев вскочил и закричал: «Как вы смеете приходить ко мне с вашими мерзостями! Убирайтесь вон!»
Collapse )

Любимые стихи... Владислав Ходасевич - Бедные рифмы


***
Всю неделю над мелкой поживой
Задыхаться, тощать и дрожать,
По субботам с женой некрасивой
Над бокалом, обнявшись, дремать,

В воскресенье на чахлую траву
Ехать в поезде, плед разложить,
И опять задремать, и забаву
Каждый раз в этом всём находить,

И обратно тащить на квартиру
Этот плед, и жену, и пиджак,
И ни разу по пледу и миру
Кулаком не ударить вот так, —

О, в таком непреложном законе,
В заповедном смиренье таком
Пузырьки только могут в сифоне —
Вверх и вверх, пузырёк с пузырьком.


2 октября 1926,
Париж