жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Лев Борщер. Любимые стихи ( 15 ). Часть 2




***

пистолет заряжу стихом,
четким ритмом взведу курок,
строчку выкурю, а потом
жизнь, как пулю пущу в висок.

свой последний закрою счет,
жалко стих мой - не девять грамм,
и бессонница упадет
каплей жизни к моим ногам.

жизни рана в моём виске
не даёт никак умереть,
и с бессонницей налегке
коротаем мы жизнь, как смерть...




***

человек из созвездия Гончих Псов,
что заходишься треснутым, сиплым лаем?
ну, задвинула жизнь за тобой засов,
ну, закрыла тебя и не выпускает

из пропитанной сыростью конуры,
где из гончего пса стал ты псом бойцовым,
выгрызая неведомые миры,
подгрызая незыблемые основы,

помечая непрошенным сапоги
по неписанным псовым своим законам,
отвернувшись от пищи с чужой руки,
отказавшись от счастья в чужих хоромах...

кто же ты - человек или гончий пёс?
или загнанный? или прижатый к стенке...?
ты в созвездии Псов был одной из звёзд,
а теперь стал бойцовым в земном застенке...

и в любого вцепиться уже готов,
чтобы крови напиться, его прикончив...
человек из созвездия Гончих Псов,
помнишь, был ты одним из небесных гончих?..




***

я не делю тебя ни с кем,
хотя мне право не дано.
я надышу в твоё окно,
стихи из Книги перемен,

в которой неизменно лишь,
что я один и ты одна,
мой стих, стекающий с окна,
ты прочитала и молчишь.

его ты пробуешь на вкус,
мешая мысли с коньяком,
но я допью одним глотком,
на дне бокала чувств искус.

прищурюсь дымом сигарет,
а после подойду к окну
и на стекло стихом дохну,
и ты погасишь в доме свет.

словами Книги перемен
горячий кофе остужу,
неразделённый ухожу,
не разделив тебя ни с кем.





***

Развлекаются люди досужими играми-прятками,
Спрятать пробуют прошлое в белом хрустящем снегу,
Снег послушный истоптан ненужно бездушными пятками,
Но тебя отыскать я по белому следу смогу.

Этим следом последняя наша дорожка отмечена,
Каблучков твоих оттиски на прошлогодней зиме,
Я по ним отыщу тебя, милая зимняя женщина,
И снежинками букв расскажу о любви я тебе.

Я в стихах назову тебя вновь королевою снежною
И сыграю тебе на сосульках звенящих любя,
По следам я пройду и найду тебя, нежную, прежнюю,
По следам на снегу, что для нас сохранила земля.

Ты не спрячешься больше нигде ,моя женщина зимняя,
Это больше не нужно, зачем убегать от меня...
Твоим следом по жизни проведена белая линия,
По которой идти суждено до последнего дня...




***

Я завидую сумке, прижавшейся нежно к бедру,
и серёжкам, что шепчут Вам что-то тихонько на ухо,
мне бы тоже хотелось Вам что-то шептать по утру,
что-нибудь, просто так, чтобы было приятно для слуха.

Я завидую гребню - касался он Ваших кудрей,
и цепочке на шее - ей тоже позволено много,
и помаде - она Ваших губ ощущала елей,
и ещё карандаш - он ресницы дрожащие трогал.

Я завидую им, я за это их всех не люблю....
черт их всех подери! я их всех ненавижу заочно!
ну а больше всего позавидовать можно белью,
но об этом молчу...а не то Вы обидитесь точно...




***

Был мой стакан безмерно увлечен
серебряною ложечкой - кокеткой,
не в силах думать больше ни о чем,
он ёрзал... Ну а рядом, на салфетке,

она лежала... Он cxодил с ума
от перехода в глубину овала.
Не понимала ложечка сама,
как глубоко стакан очаровала.

Он был влюблён, ошпарен кипятком,
а чайный запах отравлял соблазном
серебряную душу... Знатоком
был мой стакан. А сколько ложек разных

вращались в нём, размешивая чай,
звенели нежно, полируя стенки...
И каждую, как будто невзначай,
стакан мой гладил стенкой по коленке.

И приближал счастливейший момент,
к которому стремился неустанно,
в нём талиево - бедренный сегмент
скользил легко в объятия стакана,

ныряя в беспардонный кипяток,
и разогнав нахальные чаинки.
Пусть чая в ней всего - то на глоток,
но грация серебряной блондинки

стакан волнует, страстью воспылав,
он стал горяч и подстаканник даже,
который на любовь лишен был прав,
жег пальцы, заходясь в любовном раже,

увидев через тонкое стекло,
как вертится серебряная дива,
и как по телу стройному текло
желание, кипящее игриво...




***

от пункта А до пункта Б
недалеко - один отрезок,
от пункта Б до пункта А -
такой же точно, но длинней,
от пункта А до пункта Б
я несговорчив был и резок,
от пункта Б до пункта А
я не спешил, не гнал коней

уставших. морды в хлопьях пены,
и запотевшие в паху,
с аллюра в рысь и переменным,
едва плетутся на снегу.

стемнело, крепко удила
врезались в порванные губы,
а помутневшие глаза
слезой расплёскивали дичь...
от пункта А до пункта Б
храпели кони, скаля зубы,
от пункта Б до пункта А
им было не дано постичь,

что путь назад всегда длиннее,
чем путь вперёд. и коренной
всё рвался, изгибая шею,
хотел, наверное, домой,

в пункт А скорей из пункта Б -
укрыться тёплою попоной,
и упряжь мерзкую долой,
и отдохнуть... попить, поесть...
не легче путь из пункта Б,
хоть это и дорога к дому,
глаза усталость шорит мглой
и не лоснится больше шерсть..

а я, неблагодарный кучер,
оставил сердце в пункте Б,
туда летел - коней замучил,
к тебе, наперекор судьбе,

от пункта А до пункта Б
казалось бы - один отрезок,
от пункта Б до пункта А -
такой же точно, но длинней,
от пункта А до пункта Б
я был влюблён, горяч и резок,
от пункта Б до пункта А
я ехал и прощался с ней...




***

Море шумит, выдыхая прибоем волны,
пеной по контуру расцеловав границы
тёплого берега, спящего в неге томной,
только вот женщине на берегу не спится,
слышатся ей почему-то русалок стоны,
видятся ей почему-то русалок лица...

в воду скорее, пускай хоть она обнимет,
пусть обласкает, оставив солёный привкус,
пальцами струй...раз не с ним, то хотя бы с ними...
он далеко, а они почему-то близко
и обнимают, его называя имя,
и наполняют желанием, полным риска

морем заслушаться...нет, захлебнуться морем,
и задохнуться от крика витых ракушек,
и подчиниться их зову уже не споря,
а понимая, что это русалок души
тоже его вспоминают в подводном хоре,
их голоса неповинную душу душат...

женщина знает - на море не сыщешь брода,
лучше назад, поскорее к границе пенной,
на берегу всё готово к её уходу,
просто к побегу её из морского плена
с привкусом соли и запахом едким йода,
въевшимся в кожу несмело и постепенно,

неистребимым... а дома, читая книжку,
соль истекает морскою слезой горячей...
женщина плачет, и плачет её сынишка,
и между строчками души русалок плачут...
йодистый запах наверное резкий слишком,
как у русалочки сказочной...настоящей...




***

дней сигарет всё меньше в жизни пачке,
затяжка за затяжкой... день за днём...
и лишней сигареты нет в заначке,
докурим все, а значит доживём

до дня, когда, на радость всем потомкам,
презрительной улыбки не тая,
швырнёт Создатель, беспощадно скомкав,
пустую пачку в урну бытия...




***

вот и дверь, и звонок...
всё знакомо - звонить три раза.
рядом Дима плюс Ира
равно... равно...
это было давно,
просто шутка, твоя проказа.
и пустая квартира,
ещё вино...

позвоню-ка разок.
понимаю, что смысла мало,
но ведь надпись не стёрта,
видна едва...
может глянешь в глазок,
и откроешь... как открывала.
ну а нет - значит к черту,
я там бывал...

ну, проехали, что ж.
за спиною в упор перила...
извини дебошира...
сто раз на дню
говорю - ты поймёшь,
ты когда-то меня любила,
помнишь - Дима плюс Ира...
и не звоню...





***

Снова год отлетел,
Шелестя календарными днями,
Обрывая листки
Нами прожитых памятных дней,
Нам уже не вернутъ,
Что упущено глупыми нами,
Нам уже не забыть,
Что хотели б забыть поскорей.

Но зачем забывать,
Всё, что было - нам послано свыше,
Ну а что удалось,
Мы оставим заслугой себе
И не стоит гадать,
Этот год, он удачным ли вышел,
Он не хуже других,
И не лучше,
Такой же, как все.

Для кого-то хорош,
А кому-то была неудача,
Кто-то всё проиграл,
Ну а кто-то нажил капитал,
Нам не нужно гадать-
А вот если б сложилось иначе,
Нам не нужно пенять-
Я иначе бы жил, если б знал.

Я куплю календарь
И любовно повешу на стену,
И надеждой горя,
Я опять на него положусь,
Обрывая листки,
Буду ждать от судьбы перемену,
Пусть решает она,
Пусть изменит всё к лучшему, пусть.

Ну а я подсоблю,
Календарь уходящего года
Пролистаю опять
И за всё его благодарю,
Неудачи свои, и несчастья свои, и невзгоды
Не поставлю в упрёк
Прошлогоднему календарю.





***

Так уж вышло, что я вовсе не сотворяю чудес.
Хоть кольцо обручальное плотно сидит на фаланге...
Я ведь не полу-бог, я, скорее всего, полу-бес,
И совсем не смиренный, а падший немножечко ангел.


Но не до преисподней, я лишь долетел до земли,
Потому-то и грешен не слишком, а по-человечьи.
И взлетаю совсем ненадолго, грехи замолив.
А потом снова вниз, задувая зажженные свечи.


Мне огарки оплывшие памятью чьих-то обид
Фитили почерневшие тянут и просят пощады.
Только больно мне так, что уже ничего не болит.
Полу-бес с полу-богом, увы, не умеют жить рядом,


Не умеют соседствовать, хоть и похожи вполне,
Вездесущи, загадочны и вдохновенно-крылаты.
Но в бою побеждает лишь тот, кто внутри и извне
Носит крепко прошитые нервами жесткие латы.


Пусть и жмут они больно, и давят. но это не в счет,
Как не в счет, что они и всю кожу снаружи стирают...
Только мой полу-бес не достиг преисподней ещё.
Ну а мой полу-бог не сумел достучаться до рая...




***

Кто сказал, виртуальная жизнь - это попросту блеф,
это просто щекотка для нервов, забава и встряска?
это песня, в которой нет слов, а есть только припев,
это тысячу раз перечтённая наскоро сказка,

так знакомая всем... но читают, забыв обо всём,
и припев так назойливо вяжет язык монитора.
мы опять в виртуале, мы знаем, что ересь несём,
но слова повторяем и не замечаем повторов.

вновь клянёмся в любви, обещаем приехать на час,
забывая о времени и расстояниях тоже.
мы ревнуем, мы сердимся и иногда сгоряча
повторяем - чего же мне надо? чего же? чего же?

нереальных забав? их достаточно в жизни и так.
настоящего чувства? его не отыщешь на сайте.
что такое любовь?.. неразменный фальшивый пятак...
и она не для нищих, которые просят - подайте,

ну, подайте хоть что-нибудь!.. это же всё виртуал!
что бы здесь не случилось, оно не выходит за скобки
монитора, который рассказывал сказки и врал,
нашу жизнь выключая обычным нажатием кнопки...




***

простите мне мои грехи,
простите, люди, Бога ради,
не помышляю о пощаде,
мои грехи ведь нелегки.

простите всё, что натворил,
по глупости или со злости...
мои грехи приходят в гости,
я их просил по мере сил,

чтоб навещали иногда
и, жгучий стыд подогревая,
мне помогли уйти от края,
прощенья моего стыда.

уж так записано в судьбе,
простите, что не без греха я,
простите то, что не прощаю,
я ни другим и ни себе...



***

Жизнь мима - будто пантомима,
рукоплескал в восторге зал,
что мима жизнь проходит мимо,
никто, увы, не понимал.

а мим играл для зала честно
в одной из мнимых пантомим,
и с каждым бессловесным жестом
грустнее становился мим.

ведь жизнь для мима - пантомима,
молчит актёр в немом кино...
и пантомимой мимо мима
жизнь пронеслась давным-давно...




***

простите мне мои грехи,
простите, люди, Бога ради,
не помышляю о пощаде,
мои грехи ведь нелегки.


простите всё, что натворил,
по глупости или со злости...
мои грехи приходят в гости,
я их просил по мере сил,


чтоб навещали иногда
и, жгучий стыд подогревая,
мне помогли уйти от края,
прощенья моего стыда.


уж так записано в судьбе,
простите, что не без греха я,
простите то, что не прощаю,
я ни другим и ни себе...

Tags: борщер лев, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments