жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Мое кино... Пол Томас Андерсон - "Нефть" ("There will be blood", США, 2007)





Фильм "Нефть" (или, по-английски, "There Will Be Blood, дословный перевод — «И будет кровь», цитата из Библии, Исх. 7:19) — эпический драматический фильм американского режиссёра, сценариста и продюсера Пола Томаса Андерсона.

Начало XX века. Предприниматель Дэниэл Плэйнвью ищет золото и серебро, а находит нефть. За несколько лет он становится преуспевающим нефтяником, разработавшим уже несколько скважин. Однажды он узнает про новое месторождение. Уцепившись за этот шанс разбогатеть, Дэниэл делает всё, чтобы добиться своего.

Фильм является лауреатом наград Американской академии «Оскар» в категориях «Лучший актёр» (Дэниел Дэй-Льюис) и «Лучшая операторская работа».
Всего фильм выдвигался на получение восьми наград на 88-й церемонии вручения премии «Оскар», в том числе в вышеупомянутой категории «Лучший актёр» и в номинациях «Лучший адаптированный сценарий», «Лучшая режиссура» и «Лучшая кинокартина года».

Сценарий является вольной трактовкой романа классика американской литературы Эптона Синклера «Нефть!» 1927 года.

Музыку к фильму написал Джонни Гринвуд — гитарист группы Radiohead. Саундтрек выдвигался на премию «Оскар», но не прошёл по критерию «оригинальности» (большая часть композиций была написана ранее).

«Нефть» считается вершиной режиссёрского таланта Пола Томаса Андерсона и актёрского таланта Дэниэла Дэй-Льюиса соответственно, одним из величайших свершений в мировом киноискусстве первого десятилетия XXI века, чаще прочих картин её называли лучшим фильмом 2000-х.



**********************************


Потрясающий фильм! Очень красивый, интересный, масштабный, динамичный, эмоциональный! Невероятно передана атмосфера той эпохи и огромное внимание уделено деталям. Вместо декораций в фильме были использованы настоящие заброшенные шахты начала 20-го века, находящиеся в Калифорнии. Настоящее эпическое полотно.



Ну а уж про игру Дэниэла Дей-Льюиса, который сыграл главного героя картины, вообще сказать нечего: перед ним надо просто молча снять шляпу.

Если бывает театр одного актера, то эта картина - фильм одного актера.




Еще о некоторых вещах хотелось бы сказать, но я лучше приведу здесь замечательную рецензию Антона Долина, который сказал и о них, и о многих других подмеченных им моментах. Можно, конечно, только позавидовать подобному умению ТАК глубоко понимать и ТАК хорошо видеть кино.

Приведу отрывок из этой рецензии, предварительно убрав из текста описание сюжета.



Антон Долин


Богу мы верим, всем другим — за наличные.

Эптон Синклер, «Нефть»



«Вместо крови подсунули нефть!» — возмутились те, кто успел прочесть оригинальное название фильма, на-бранное красивым готическим шрифтом, There Will Be Blood. Наши прокатчики сменили название не без умысла: тут и отсылка к основам российской экономики, и избавление от немодного нынче высокого «штиля», и восстановление исторической справедливости («Нефть» — роман Эптона Синклера, положенный в основу фильма, а слова «И будет кровь» были подзаголовком одного из поздних изданий). Самое главное — с ходу установлена связь между кровью и нефтью, на которой зиждется конструкция фильма. Ведь он отчетливо делится на две части: в первой добывают нефть, во второй льется кровь.

Первая начинается с безмолвных кадров в рудниках, где заросший бородой одиночка долбит киркой породу в поисках серебра.... В начале не слово, а молчание: первый произнесенный с экрана внятный текст — монолог нефтедобытчика, убеждающего туповатых ранчеров сдать ему в наем свои земли («Я нефтяник, но я и семьянин»). Этот текст — из Синклера, а больше ни одной прямой цитаты из романа в фильме не будет.
......
Разбирать красивые построения «Нефти» — одно удовольствие, из них можно составить книжку более внушительную, чем «Нефть» Эптона Синклера. Фильм, однако, кажется таким цельным куском, что не хочется разрушать его структурным анализом.

Этот фильм — не то, чем кажется. Прежде всего не экранизация. Синклер, прозванный у нас «американским Горьким», сам не считал «Нефть» большой удачей, недаром роман не переиздавали уже давно. Стоит же найти старое издание, и потеряешь дар речи: представьте человека, восхитившегося «Войной и миром» Бондарчука, а потом прочитавшего первоисточник и не обнаружившего там ни Болконских, ни Безуховых, ни Ростовых, ни Кутузова с Наполеоном — только Платона Каратаева.

«Нефть» Синклера начинается и заканчивается совсем не так, как у Андерсона. Там нет ни одного убийства, у героя (которого зовут иначе — Арнольд Росс) нет брата, зато есть бывшая жена, и сын там, в отличие от фильма, — его собственный. Короче, ничего общего с картиной: скучный старомодный роман о капиталистах и профсоюзах. «Зачем вам нужна была эта книга для стопроцентно оригинального сценария?» — удалось спросить у режиссера в Берлине. «И правда, зачем?..» — задумчиво ответил тот.

.....Как следует из названия, фильм — о поисках того, что лежит глубоко и до поры до времени невидимо. О тайных тектонических сдвигах, о подземных пластах, об ископаемых, полезных, бесполезных и даже вредных, таящихся в глубинах человеческой натуры. А эта натура в «Нефти» — главное.

...Трагических судеб одиноких капиталистов кинематограф знал немало, а арсенал актерских приемов, явленных в «Нефти», порой напоминает умышленный мастер-класс: вот вам скорбное бесчувствие, а тут — гневное отчаяние, злобное торжество или пьяная истерика... Даже журналисты начали путаться и на голубом глазу советоваться с артистом — как же все-таки относиться к его герою, любить или ненавидеть? Тот, разумеется, молчал, как партизан. Отгадка в том, что ни артистический диапазон, ни соколиный глаз, ни точеный профиль Дей-Льюиса не были для Андерсона главными: он, как и в случае с Томом Крузом в «Магнолии», нанимал не исполнителя, а метаактера. Сверхличность, способную на выполнение сверхзадач. Плейнвью — не маска и не амплуа, не Гарпагон и не Макбет. Он — Человек с большой буквы, существительное без прилагательных.

Называйте, как хотите, — техника, харизма, внешние данные, внутреннее содержание, — но Дей-Льюис здесь воплотил в одиночку целый мир: мир субъективного в столкновении с безусловностью натуры. Так встретились кровь и нефть.

Плейнвью, которого в жизни ничего, кроме нефти, не интересует, — не делец, а охотник за абсолютом, мечтающий обуздать все четыре стихии. Нет ничего невозможного. Земля разверзается перед ним; вода принимает его — он плещется в море, как рыба, и к морю ведет свой заветный нефтепровод; он способен предотвратить пожар в собственном доме и потушить вспыхнувшую вышку. Одно ему неподвластно: прозрачный воздух, невидимый дух.
Весь этот фильм с его бесконечными деталями, упоительными костюмами, жирными мазками нефти, ощутимыми едва ли не тактильно грязью и плотью — сплошной конфликт материального с нематериальным.

А потом сфера невидимого обретает официального представителя: юркого юнца-кликушу, местного пророка Элая — главу церкви Третьего Откровения, куда по доброй воле вступят все шахтеры Плейнвью. Так же истово, как нефтяник роет землю в направлении преисподней, Элай строит свою невидимую лестницу в небо.
.....
Впрочем, поединка на равных здесь быть не может. Элай не равновелик Плейнвью, и не только потому, что молодой Пол Дейно уступает талантом и мастерством Дей-Льюису (как и остальные актеры в фильме). Не только главного, но, по сути, единственного героя «Нефти» делает более сильным всё, что не убивает, — а убить его, похоже, невозможно. Эта ницшеанская натура сродни сверхчеловекам (они же недочеловеки) Достоевского. Он не равен окружающим, те не равны ему; «Я ненавижу большинство людей», — доверительно признается Плейнвью. Для него, как для Раскольникова, нет иного способа доказать себе, что он — не тварь дрожащая, кроме убийства. Или, как для Кириллова, — самоубийства. Ибо в этом псевдонатуралистическом фильме, с каждым кадром все более похожем на идеологический диспут, все персонажи без исключения — двойники, отражения самого Плейнвью; потому на экране нет женщин.

Любое действующее лицо — аргумент или контр-аргумент в споре с Всевышним. Будь то самозванец, вынудивший нефтяника вспомнить несуществующую притчу о блудном брате, или умный мальчик, плоть от плоти (как выясняется, усыновленный сирота, «ублюдок из корзинки»). И каждый казус — свидетельство правоты нефтяника-мизантропа. Копал колодцы, угробил кучу народу во имя наживы — и процветаю. Разделил рубашку с мнимым братом — и был обманут. Совершил убийство — и не покаран. Облагодетельствовал чужого ребенка — и предан.

В новейшей американской трагедии Финансист-Титан-Стоик ищет точку опоры, чтобы перевернуть мир, — и не находит. Можно наконец догадаться, для чего самому Андерсону понадобилась точка опоры, роман «Нефть». Социалист Синклер полагался на последнюю модернистскую иллюзию — коллектив, который всегда прав в сравнении с заблудшим одиночкой. Фильм «Нефть» наконец разоблачает этот миф, постулируя неизбежное: каждый сам за себя, а Бог против всех. А поскольку Бога нет, его карающая длань передоверена Дэниелу Плейнвью, неистово рычащему сквозь зубы: «Я — Третье Откровение!»

Жизнь есть сон — не философа, не бабочки, а мистера Плейнвью: кстати, слабое место этого стального человека в том, что спит он без задних ног, не добудишься. Возможно, фильм, который мы смотрим, снится именно ему. Plainview — читай, Всевидящий; Daniel в переводе с древнееврейского — Суд Божий. Отрекшись от слишком человечного сына, забив до смерти святой дух, он остался не то демиургом, не то разрушителем последнего, до жути материального мира. И произнес заключительную реплику — будто после шести дней Творения: «Я закончил». Место для финала выбрано не случайно: боулинг, где по людишкам-кеглям бьет тяжкими шарами судьба.

...Вместо роя равновеликих персонажей Андерсон явил первого современного Героя, не способного на героизм во вселенной без добра и зла, морали и закона, преступления и наказания. Потому этот Заратустра ХХI века отвернулся от людей и влюбился в нефть. Она не выбирает оттенки — она чернее черного, и в ее черноте сияет радуга. Она безусловна, как талант, ум или деньги. Она не стремится в небо, а прячется в глубине.

К тому же, как говорят, цены на нее с каждым годом растут.


Tags: кино, кино американское, мое кино, синклер эптон
Subscribe

Posts from This Journal “мое кино” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments