жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Сергей Эфрон, муж Марины Цветаевой


После двух последних постов, посвященных дочери Марины Цветаевой, Ариадне Эфрон, я решила сделать пост, посвященный Сергею Эфрону - мужу Марины и отцу Ариадны.

***
Я с вызовом ношу его кольцо
– Да, в Вечности – жена, не на бумаге. –
Его чрезмерно узкое лицо –
Подобно шпаге.


Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно-великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.


Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза — прекрасно-бесполезны! —
Под крыльями распахнутых бровей —
Две бездны.


В его лице я рыцарству верна.
— Всем вам, кто жил и умирал без страху. —
Такие — в роковые времена —
Слагают стансы — и идут на плаху.


Марина Цветаева
Коктебель, 3 июня 1914



Эти стихи Марина Цветаева посвятила своему мужу, Сергею Эфрону.

Сергей Яковлевич Эфрон (1893, Москва — 1941, Москва) — публицист, литератор, офицер Белой армии, агент НКВД.

Муж Марины Цветаевой, отец трёх её детей.

Сергей Эфрон родился в семье народовольцев Елизаветы Петровны Дурново и Якова Константиновича (Калмановича) Эфрона, который родился в большой еврейской семье в Ковно.

В 1905 году Елизавета Петровна вступила в партию эсеров. Была узницей Петропавловской крепости и Бутырской тюрьмы. После освобождения по состоянию здоровья в 1906 году бежала за границу, где и скончалась в 1910 году, повесившись после самоубийства любимого сына Константина.

В 1911 году, во время отдыха в Коктебеле, 17-летний Эфрон познакомился с 18-летней Мариной Цветаевой.

Как вспоминала сама Цветаева, она загадала Волошину, что выйдет замуж за того, кто угадает какой её любимый камень. Сергей Эфрон в первый же день их знакомства откопал на пляже и принёс ей сердоликовую бусину — любимый камень Цветаевой.

По одной из версий Цветаеву привлекло созвучие имя Сергея Эфрона с Орфеем — персонажа её любимой античной мифологии. Также на Цветаеву произвели впечатления благородные манеры и внешность Эфрона: по её словам, когда она впервые увидела Эфрона в белой рубашке на скамейке у моря, он был так неправдоподобно красив, что ей казалось «стыдно ходить по земле».




В 1912 году, 29 января, когда Эфрону исполнилось 18 лет, они поженились. Впоследствии у них родилось две дочери — Ариадна и Ирина. В письмах супруги всегда обращались друг к друг только на «Вы».

В письме В. В. Розанову Цветаева писала о своём муже так:

« Он очень болезненный, 16-ти лет у него начался туберкулез … Если бы Вы знали, какой это пламенный, великодушный, глубокий юноша! Я постоянно дрожу над ним. От малейшего волнения у него повышается t°, он весь — лихорадочная жажда всего. Встретились мы с ним, когда ему было 17, мне 18 лет. За три — или почти три — года совместной жизни — ни одной тени сомнения друг в друге. Наш брак до того не похож на обычный брак, что я совсем не чувствую себя замужем ...Мы никогда не расстаемся. Наша встреча — чудо … Он — мой самый родной на всю жизнь. Я никогда бы не могла любить кого-нибудь другого, у меня слишком много тоски и протеста. Только при нем я могу жить так, как живу — совершенно свободная.»





В октябре 1917 году участвует в боях с большевиками в Москве, участвует в Белом Движении.

С началом Гражданской войны связь между Цветаевой и Эфроном прервалась и у них не было никаких сведений друг о друге, Эфрон не знал даже того, что в Москве от голода умерла его дочь Ирина. До Цветаевой доходили слухи о смерти Эфрона. В одном из писем 1917 года она написала: «Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака». Через 20 лет, в 1939 году, отправляясь в СССР вслед за мужем, она дописала на старом письме 1917 года: «Вот и поеду. Как собака».

В 1913 году из эмиграции вернулся смертельно больной туберкулёзом старший брат Сергея Эфрона — Пётр Яковлевич Эфрон. Цветаева ухаживала за ним и между ними возник роман, однако летом 1914 года Пётр Эфрон умирает. В том же 1914 году начинается роман Цветаевой с Софией Парнок.

Сергей ощущал сильные душевные страдания, однако в то же время не хотел мешать Марине в её чувствах и старался устраниться.

В 1923 году начинается роман Цветаевой с товарищем Эфрона, белоэмигрантом Константином Родзевичем. В 1925 году у Цветаевой родился сын Георгий («Мур») и многие считали, что отцом ребёнка является Родзевич, а не Эфрон. Эфрон вновь чувствует себя лишним и ищет возможности развестись с Цветаевой.

После того как Эфрон сообщил Цветаевой о желании развестись она, по его словам, «две недели была в безумии», не спала ночами и похудела. В конце концов, Цветаева заявила, что не находит в себе сил развестись с Эфроном. Эфрон тоже не ощущал твёрдой решимости разойтись. Разрешить ситуацию помог Родзевич, негативно отнёсшийся к рождению Мура и не желавший брать на себя какую-либо ответственность в отношениях. После его расставания с Цветаевой, Эфрон и Цветаева переехали в Париж.

В Париже семья жила в нищете, Цветаевой практически приходилось работать в одиночку из-за обострения туберкулёзной болезни у Эфрона

Эфрон начал занимать всё более просоветские позиции, начал читать советскую прессу и литературу. В 1932 году Цветаева писала в одном из писем: "С. Я. совсем ушел в Сов. Россию, ничего другого не видит, а в ней видит только то, что хочет".

В 30-е годы Эфрон начал работать в «Союзе возвращения на родину», а также сотрудничать с советскими спецслужбами, — с 1931 года. Использовался как групповод и наводчик-вербовщик, лично завербовал 24 человека из числа парижских эмигрантов.

К середине 30-х принял твёрдое решение переехать в СССР, склонил к этому дочь Ариадну, пытался убедить других членов семьи. По словам Цветаевой, дома «темы, кроме Советского Союза, не было никакой».

В октябре 1937 Эфрон спешно уехал в Ленинград. В 1939 году в СССР вместе с сыном выехала Марина Цветаева, всегда выступавшая против возвращения в Советский Союз.





По возвращении в Советский Союз Эфрону и его семье была предоставлена государственная дача НКВД в подмосковном Болшево. Первое время ничто не предвещало беды. Однако вскоре после возвращения Марины Цветаевой была арестована их дочь Ариадна.

Эфрон был арестован НКВД 10 октября 1939 года. В ходе следствия Эфрона разными способами (в том числе с помощью пыток — например, помещение зимой в холодный карцер) пытались склонить к даче показаний на близких ему людей, в том числе на товарищей из «Союза возвращения», а также на Цветаеву, однако он отказался свидетельствовать против них. После двух лет заключения и допросов физическое и психическое состояние Эфрона начало ухудшаться, в результате чего его поместили в психиатрическое отделение Бутырской тюрьмы.

Цветаева написала несколько писем к Берии, прося за Эфрона, но безрезультатно. Эфрон был осужден Военной коллегией Верховного суда СССР 6 августа 1941 года по ст. 58-1-а УК. В своём последнем слове заявил: «Я не был шпионом, я был честным агентом советской разведки».

16 октября 1941 года был расстрелян на спецобъекте НКВД «Коммунарка» в составе группы из 136 приговоренных к высшей мере наказания заключенных, спешно сформированной в целях «разгрузки» тюрем прифронтовой Москвы. Реабилитирован в 1956 году.




P.S. Обязательно прочитайте в комментариях прекрасное стихотворение Наталии Кравченко, посвященное Сергею Эфрону, выложенное evrica_taurica , за что ей/ему большое спасибо!
Tags: еврейский вопрос, жзл, история, кравченко наталия, россия, стихи, цветаева марина, эфрон ариадна, эфрон сергей
Subscribe

Posts from This Journal “цветаева марина” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments