жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Categories:

Мои книги. Уильям Стайрон - Выбор Софи. Часть 1







Какова цена выживания человека в аду нацистских концлагерей?

Палачи из Освенцима заставили молодую польку Софи сделать страшный выбор... Прошли годы, Софи давно переселилась в Америку и на первый взгляд вполне счастлива. Но прошлое по-прежнему не дает ей покоя, душит и мешает жить.

И однажды это прошлое возвращается...



**************************


Пять лет назад я посмотрела хороший фильм Алана Пакулы "Выбор Софи". Впечатления о картине у меня были двойственные, но, чтобы не повторяться, я просто дам ссылку на тот небольшой пост, где я писала об этом кино.

Мне было непонятно, почему при наличии такой душещипательной темы и такой хорошей игры актеров меня все же слабо зацепил этот фильм. Так слабо, что сейчас, пять лет спустя, я не могу вспомнить из фильма практически ничего. Ни одной сцены, ни одного кадра. Я помню только одну Мерил Стрип - отличную актису, но очень неудачно, по-моему, подобранную на роль Софи. Я понимала это с самого начала. Потому что молодую Мерил Стрип очень сложно назвать красавицей, а на то, что героиня красавица, в фильме многократно делается акцент.

Подтверждение своей мысли я нашла потом у Дмитрия Быкова, который говорил, что "... Мерил Стрип..., конечно, она совсем не похожа на Софи Завистовскую, потому что Софи Завистовская описана, как ослепительная красавица, а Мерил Стрип скорее очень мила. Я даже не знаю, кто мог бы играть. Это, знаете, такая битая жизнью Мэрилин Монро должна была бы играть эту роль."

Кроме того, фильм оставил множество моих вопросов без ответов. Книгу-первоисточник я на тот момент еще не читала, но, тем не менее, чувствовала, что в фильме очень многое осталось за кадром.

И вот, наконец, дошли руки и до книги.

Первые 50 страниц (а в книге их всего 700) для меня были мучительны. Сплошной текст, без пробелов, с очень нагроможденными предложениями и практически полным отсутствием диалогов, не самые интересные мысли героя вынуждали меня буквально бороться со скукой за каждую новую страницу текста.

А потом я дошла до диалога двух главных героев, где они спорили о рабстве, о Юге, о белых и черных... и я ужаснулась, насколько актуально этот диалог звучит сегодня!!!

С этого момента я уже не могла оторваться от этой книги.

А после прочтения еще раз пересмотрела фильм.

И сейчас я с уверенностью могу сказать, что, на мой взгляд, режиссер снял с книги только пенку - то есть, то, что лежало на поверхности, не пытаясь углубляться в разные философские вопросы, поднятые автором (тут и проблема расизма, и национализма, и фашизма, и чувства вины, и секса, и любви, и поисков себя...) Именно по этой причине книга для меня оказалась намного глубже, серьезней, пронзительней, понятней и важней, чем ее экранизация.

Приведу еще раз слова Дмитрия Быкова, который сказал об этой книге так: "Это роман о том, что с миром нельзя вступать в сделки, что фашизм, как говорил Миша Успенский, как он писал в своём романе «Райская машина», это «нормальное состояние человечества», и что весь мир устроен по этому принципу: надо всё время делать невыносимый выбор. Не надо его делать! Нельзя с этим миром вступать в сделку!



****************************



ЦИТАТЫ:

(цитат очень много, поэтому я разделю их на несколько частей)




...Правда, вот что странно: люди здесь,в Америке,несмотря на множество опубликованных фактов и фотографий, несмотря на кинохронику, по-прежнему, похоже, не знают, что творилось, а если и знают, то поверхностно. Бухенвальд, Бельзен, Дахау, Аушвиц - для них просто какие-то дурацкие названия.



...нельзя ли феномен нацизма в человеческом обществе сравнить с крупной и важной колонией клеток, которая вдруг обезумела, - разве нацизм не столь же опасен для тела человечества, как злокачественная опухоль для тела одного человека?



А мне ненавистна сама мысль, что страдания – бесценны. В этой войне все страдают: и евреи, и поляки, и русские, и чехи, и югославы, и цыгане – все. И все – жертвы. Разница только в том, что евреи – это еще и жертвы жертв. Но бесценных страданий не существует, и все умирают дерьмовой смертью.




Ведь разве Аушвиц не встал неодолимой преградой на пути всеобъемлющей любви, словно некая раковая опухоль в крови человечества? Разве он не изменил самую природу любви, сделав абсурдной мысль о том, что можно любить муравья, или саламандру, или змею... - или даже вещи святые, прекрасные - в мире, который допустил существование черной громады Аушвица?




«Вы прибыли в концентрационный лагерь, а не в санаторий, и выход отсюда только один – через трубу». Он сказал: «Все, кому это не нравится, могут попытаться повеситься на проволоке. Если в этой группе есть евреи, им жить не больше двух недель». Потом он сказал: «Есть тут монахини? Как и священники, вы проживете месяц. Все остальные – три месяца».




Вопрос: «Скажи мне, где в Аушвице был бог?» И ответ: «А где был человек?»




... после всех этих лет, я стала как те евреи, которые считают, что Бог ушел от нас навсегда. Я сказала, я знаю, что Христос отвернулся от меня, и я больше не могу молиться ему, как молилась раньше, в Кракове. Я не могла больше молиться ему, как не могла больше плакать. ...Только Бог, только Христос, у которого нет жалости и которому я глубоко безразлична, мог допустить, чтоб убили моих любимых, а я осталась жить с таким чувством вины.




Я увидел, как мистер Лапидас нежно поцеловал Лесли в лоб и тихо произнес:
– Будь умницей, моя маленькая принцесса, хорошо?
Пройдут годы, прежде чем, изучая еврейскую социологию,... я узнаю о существовании образа еврейской принцессы, ее modus operandi* и значении в системе ценностей.
*способа действия




Во имя исторической и социологической правды следует отметить, что среди тех, кто вместе с Хессом предстал после войны перед судом в Польше и Германии, среди всех этих сатрапов и второразрядных палачей, из которых состояли отряды эсесовцев в Аушвице и других лагерях, кадровых военных была лишь горстка. Но ничего удивительного тут нет. Военные способны на страшные преступления,... военные часто способны творить вторичное зло – агрессивное, романтическое, мелодраматичное, увлекательное, доводящее до оргазма. Подлинное же зло, зло Аушвица, от которого захватывает дух, – зло мрачное, однообразное, унылое, неприкрытое – осуществлялось почти исключительно гражданскими лицами.




...Мы обнаруживаем, что среди эсэсовцев в Аушвице-Биркенау почти не было профессиональных солдат, зато там были представлены все слои германского общества. Там были официанты, булочники, плотники, владельцы ресторанов, врачи; был там бухгалтер, почтовый служащий, официантка, банковский клерк, медицинская сестра; слесарь, пожарник, таможенник, юрисконсульт, фабрикант музыкальных инструментов, специалист-машиностроитель, лаборант, владелец компании грузовых перевозок… список этот может быть продолжен перечислением прочих, обычных и знакомых, гражданских профессий.

В качестве примечания следует только добавить, что величайший в истории ликвидатор евреев, тупоголовый Генрих Гиммлер, был фермером, разводившим цыплят.




Новая форма человеческого сообщества, которую создали нацисты..., представляет собой «общество тотального подчинения», развившееся непосредственно из института крепостнического рабства, какое существовало в великих странах Запада и было доведено до деспотического апофеоза в Аушвице благодаря новой концепции, по сравнению с которой старорежимное рабство плантаторов – даже в своих наиболее варварских формах – представляется куда более милосердным; эта свежеиспеченная концепция вытекала из простой, но незыблемой истины: человеческая жизнь ровным счетом ничего не стоит.




С появлением национал-социализма исчезли последние крохи благочестия. Нацисты... были первыми рабовладельцами, которые полностью уничтожили остатки гуманного отношения к самой жизни; они были первыми, кто «сумел превратить человеческие существа в инструменты, всецело покорные их воле, даже когда им приказывали лечь в вырытые ими могилы, где их и приканчивали».



Чувство вины. Омерзительное чувство вины. Чувство вины, разъедающее, как соляная кислота. Токсин вины может сидеть в человеке всю жизнь, подобно микробам тифа.
Tags: быков дмитрий, война, еврейский вопрос, книги, мои книги, стайрон, холокост, цитаты
Subscribe

Posts from This Journal “стайрон” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments