жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Любимые стихи. Александр Кабанов. Часть 3 (5)






***
Почему нельзя признаться в конце концов:
это мы — внесли на своих плечах воров, подлецов,
это мы — романтики, дети живых отцов,
превратились в секту свидетелей мертвецов.

Кто пойдёт против нас — пусть уроет его земля,
у Венеры Милосской отсохла рука Кремля,
от чего нас так типает, что же нас так трясёт:
потому, что вложили всё и просрали всё.

И не важно теперь, что мы обещали вам –
правда липнет к деньгам, а истина лишь к словам,
эти руки — чисты и вот эти глаза — светлы,
это бог переплавил наши часы в котлы.

Кто пойдёт против нас — пожалеет сейчас, потом —
так ли важно, кто вспыхнет в донецкой степи крестом,
так ли важно, кто верит в благую месть:
меч наш насущный, дай нам днесь.

Я вас прощаю, слепые глупцы, творцы
новой истории, ряженные скопцы,
тех, кто травил и сегодня травить привык —
мой украинский русский родной язык.


***
Проснулся после обеда, перечитывал Генри Миллера,
ну, ладно, ладно – Михаила Веллера,
думал о том, что жизнь – нагроможденье цитат,
что родственники убивают надежней киллера
и, сами не подозревая, гарантируют результат.
Заказчик известен, улики искать не надо,
только срок исполнения длинноват…
Как говорил Дон Карлеоне и писал Дон-Аминадо:
«Меня любили, и в этом я виноват…»
Заваривал чай, курил, искал сахарозаменитель,
нашёл привезённый из Хорватии мёд,
каждому человеку положен ангел-губитель,
в пределах квоты, а дальше – твой ход.
Шахматная доска тоже растёт и ширится,
требует жертв, и не надо жалеть коня,
смотрел «Тайны Брейгеля», переключил на Штирлица:
он прикончил агента – и вдруг увидел меня.




***
Снилось мне, что я умру,
умер я и мне приснилось:
кто-то плачет на ветру,
чьё-то сердце притомилось.
Кто-то спутал берега,
как прогнившие мотузки:
изучай язык врага —
научись молчать по-русски.
Взрывов пыльные стога,
всходит солнце через силу:
изучай язык врага,
изучил — копай могилу.
Я учил, не возражал,
ибо сам из этой хунты,
вот чечен — вострит кинжал,
вот бурят — сымает унты.
Иловайская дуга,
память с видом на руину:
жил — на языке врага,
умирал — за Украину.




***
Я из киева не бежал, я из харькова не летел,
конституцию уважал, проституцию расхотел,
мне приснился трамвай шестой –
черный, мертвый, как сухостой,
он лежал на пути во львов, как буханка чужих хлебов.
Над виском прогудит пчела: из грядущего – во вчера,
в скотобойню ведут вола наши ляхи и немчура,
видишь рощу бейсбольных бит, а под ней – пирамиду тел,
я под марьинкой был убит и в одессе с тобой сгорел.
О героях своих скорбя, украинцы ушли в себя,
и на кладбищах смотрят вниз - им не нужен такой безвиз,
будет время для гопака, будет родина, а пока -
украина моя пуста, даже некого снять с креста.
24.06.2018




***
И чужая скучна правота, и своя не тревожит, как прежде,
и внутри у неё провода в разноцветной и старой одежде:
жёлтый провод — к песчаной косе, серебристый —
к звезде над дорогой,
не жалей, перекусывай все, лишь — сиреневый провод
не трогай.
Ты не трогай его потому, что поэзия — странное дело:
всё, что надо — рассеяло тьму и на воздух от счастья взлетело,
то, что раньше болело у всех — превратилось
в сплошную щекотку,
эвкалиптовый падает снег, заметая навеки слободку.
                                                                                                                                        
Здравствуй, рваный, фуфаечный Крым, полюбивший*
империю злую,
над сиреневым телом твоим я склонюсь и в висок поцелую,
Липнут клавиши, стынут слова, вот и музыка просит повтора:
Times New Roman, ребёнок ua.,
серый волк за окном монитора.
_____
* потерявший (вариант в 2005-м)
Tags: кабанов александр, стихи, украина
Subscribe

Posts from This Journal “кабанов александр” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments