жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Мои книги. Лев Толстой - Дьявол




Главный герой – молодой преуспевающий Евгений Иртенев. Во всех отношениях это человек буквально идеален. Но есть основной порок, на котором и основано все произведение. Это неудержимое сексуальное влечение главного героя.


*************************************************

Пару месяцев назад я купила книгу с произведениями Льва Толстого. Вот такую же, как на фото вверху, под общим названием "Крейцерова соната". Купила я ее, на самом деле, ради повести "Отец Сергий". "Крейцерову сонату" я неоднократно читала раньше, а еще два произведения: "Дьявол" и "Два гусара" - были мне вообще не знакомы. Стыдно признаться, но до покупки этой книги я о них и не слышала никогда. Три повести из четырех я уже здесь разбирала, а сейчас остановлюсь на последнем прочитанном в этой книге произведении - на "Дьяволе".

Только начав читать эту повесть, я уже поняла, что она посвящена той же проблематике, что и две другие в этом сборнике ("Два гусара" стоят немного особняком) - борьбе героя с плотской страстью. И именно в "Дьяволе" Толстой описал эту страсть наиболее откровенно, показав, насколько она может овладеть человеком и не подчиняться ни чувству долга, ни правилам приличия.


Собственно, Толстой об этом знал не понаслышке. Не зря это произведение было напечатано только после смерти Толстого, в 1911 году. Он боялся возбудить у жены ревность, а потому скрывал от нее даже сам факт существования этой книги, во многом автобиографичной.

Незадолго до смерти Толстой сам говорил своему биографу П. И. Бирюкову:


"Вот вы пишете про меня всё хорошее. Это неверно и неполно. Надо писать и дурное. В молодости я вел очень дурную жизнь, и два события этой жизни особенно и до сих пор мучают меня. И я вам, как биографу, говорю это и прошу вас это написать в моей биографии. Эти события были: связь с крестьянской женщиной из нашей деревни, до моей женитьбы, — на это есть намек в моем рассказе «Дьявол». Второе — это преступление, которое я совершил с горничной Гашей, жившей в доме моей тетки. Она была невинна, я ее соблазнил, ее прогнали, и она погибла."

В первом случае Толстой имеет в виду связь с замужней крестьянкой Аксиньей Базыкиной. Об этой связи в его дневниках записано:

"Чудный Троицын день. Видел мельком А[ксинью]. Очень хороша. Все эти дни ждал тщетно. Нынче в большом старом лесу. Я дурак, скотина. Красный загар, глаза... Я влюблен, как никогда в жизни. Нет другой мысли. Мучаюсь."

Но вернемся к книге. Интересно то, что Толстой представил два варианта финала, и оба далеко не обнадеживающие. Похоже на то, что автор толком сам не представлял, что делать в этом случае. И если не знать философские взгляды самого Толстого, то можно подумать, что автор тем самым доказывает, что порой страсть завладевает человеком до такой степени, что освободиться от нее можно только самым кардинальным способом - (само)убийством, и поэтому недооценивать ее силу нельзя.

Но на самом деле, выводы Толстого совершенно другие. Они лежат в иной плоскости и мне, к слову сказать, совершенно чужды. Вот, например, две цитаты из его "Послесловия к "Крейцеровой сонате", которое тоже входит в эту книгу:


Идеал христианина есть любовь к богу и ближнему, есть отречение от себя для служения богу и ближнему; плотская же любовь, брак, есть служение себе и потому есть, во всяком случае, препятствие служению богу и людям, а потому с христианской точки зрения — падение, грех.

...достижение цели соединения в браке или вне брака с предметом любви, как бы оно ни было опоэтизировано, есть цель, недостойная человека, так же как недостойна человека представляющаяся многим людям высшим благом цель приобретения себе сладкой и изобильной пищи.


Несмотря на его своеобразную позицию, я с огромным интересом и удовольствием прочитала эту повесть. Я и не припомню навскидку другого русского писателя, который так честно и открыто написал бы о похоти - не любви! - и ее всепоглощающей, разрушающей силе.




ЦИТАТЫ



Он был не развратник, но и не был, как он сам себе говорил, монахом. А предавался этому только настолько, насколько это было необходимо для физического здоровья и умственной свободы...



И действительно, если Евгений Иртенев был душевнобольной, то все люди такие же душевнобольные, самые же душевнобольные – это несомненно те, которые в других людях видят признаки сумасшествия, которых в себе не видят.



Так прошло лето. Свиданья всегда назначались в лесу и один раз только, уж перед осенью, в гуменном сарае на их задворках. Евгению и в голову не приходило, чтобы эти отношения его имели какое-нибудь для него значение. Об ней же он и не думал. Давал ей деньги, и больше ничего. Он не знал и не думал о том, что по всей деревне уж знали про это и завидовали ей, что ее домашние брали у ней деньги и поощряли ее и что ее представление о грехе, под влиянием денег и участия домашних, совсем уничтожилось. Ей казалось, что если люди завидуют, то то, что она делает, хорошо. "Просто для здоровья надо же,-- думал Евгений. -- Положим, нехорошо, и, хотя никто не говорит, все или многие знают. Баба, с которой она ходит, знает. А знает, верно, рассказала и другим. Но что же делать? Скверно я поступаю,-- думал Евгений,-- да что делать, ну да ненадолго".



Главное же то, что он чувствовал, что он побежден, что у него нет своей воли, есть другая сила, двигающая им; что нынче он спасся только по счастью, но не нынче, так завтра, так послезавтра он все-таки погибнет.



"Да неужели я не могу овладеть собой? - говорил он себе. - Неужели я погиб? Господи! Да нет никакого Бога. Есть дьявол. И это она. А я не хочу, не хочу. Дьявол, да, дьявол."



"Ведь она черт. Прямо черт. Ведь она против воли моей завладела мною. Убить? да. Только два выхода - убить жену или ее. ...Да еще... третий есть: себя..."
Tags: книги, мои книги, религия, секс, толстой лев, цитаты
Subscribe

Posts from This Journal “толстой лев” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments