жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Мои книги. Виктор Франкл - Сказать жизни ДА! (Часть 2)






До того, как я выложу те цитаты из книги, которые мне понравились, я хотела бы вот что сказать: я согласна с мнением автора по очень многим моментам, но по некоторым не согласна в принципе.

Я очень не люблю такую, очень распространенную поговорку: "Бог не дает нам больших испытаний, чем мы можем выдержать". Серьезно?! А как же тогда объяснить множество людей, покончивших собой, или сошедших с ума, или умерших из-за переживаний от инфарктов? То есть тех, которые не выдержали? А это примерно то, что хочет сказать Франкл: в жизни всегда есть смысл, а если страдание это часть жизни, то, следовательно, смысл есть и у страдания. Кроме того, человек еще и радоваться должен, что страдание его уникально, ибо он такой во Вселенной один, и никто другой его страданий ощутить и пережить не сможет .

Я не знаю... Я не берусь судить ученого человека, пережившего концлагеря, но мне этот аргумент не близок, он вызывает во мне только отторжение и неприятие. Возможно, это работает для других, но для меня это не имеет смысла. Я не понимаю, как этим можно помочь женщине, которую насиловали нацисты, или матери, детей которой они убили, или мужчине, которого ежедневно пытают, мучают, унижают... Поможет ли им тот факт, что у их страданий есть смысл (интересно, какой? Если издеваются над ними просто по праву сильного, без причины и смысла) и что оно уникально? Не плевать ли им на это? Мне было бы плевать...

Вот отрывок из одного восторженного комментария. Посмотрите, как у читателя все перемешалось в голове и как он противоречит сам себе:

"Франкл, пройдя через страдания и ужасы концлагеря, имеет право сказать: да, смысл жизни есть. "Смысл жизни" - это надежда на будущее, на то, что впереди у тебя есть светлые дни, недели, годы, которые можно провести в полном одиночестве, или рядом с любимыми людьми. Даже если твое настоящее - это боль, слезы, кровь, одиночество, отчаяние. Если же надежды нет, то нет смысла жизни."

Так ведь в том-то и дело, что задача стоит помочь не тем людям, которые полны надежд, а тем, которые не видят больше смысла в жизни, и не видят надежд на будущее. В концлагере нет надежды, нет будущего, любимых людей в их будущем тоже нет - их уже расстреляли. Так что же делать им?  Вот на этот вопрос я ответа не нашла.

И даже цитирование автором Ницше мне не помогает.
У кого есть „Зачем“, тот выдержит почти любое „Как".
Ницше

Ну да. Это у кого есть. А что делать тем, у кого нет этого "Зачем"?... Ведь именно они нуждаются в помощи!


Или вот еще. Франкл пишет: "Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или перед делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни."

Я видела людей в депрессии, видела и тех, кто не хотел больше жить. И, на мой взгляд, в такие моменты их меньше всего волнуют другие люди и свои обязанности перед ними. Их вообще мало что волнует.

В общем-то, Франкл приходит к такому же выводу:

<...>горе тому, кто больше не видит жизненной цели, чья душа опустошена, кто утратил смысл жизни, а вместе с ним – смысл сопротивляться. Такой человек, утративший внутреннюю стойкость, быстро разрушается. Фраза, которой он отклоняет все попытки подбодрить его, типична: «Мне нечего больше ждать от жизни». Что тут скажешь? Как возразишь?

Вот и я об этом... Нет ответа...




ЦИТАТЫ

Из всего этого мы можем заключить, что на свете есть две «расы» людей, только две! — люди порядочные и люди непорядочные. Обе эти «расы» распространены повсюду, и ни одна человеческая группа не состоит исключительно из порядочных или исключительно из непорядочных; в этом смысле ни одна группа не обладает «расовой чистотой!»


Если мы спросим себя о самом главном опыте, который дали нам концентрационные лагеря, эта жизнь в бездне, то из всего пережитого нами можно выделить такую квинтэссенцию: мы узнали человека, как может быть не знало его ни одно из предшествующих поколений. Что же такое человек? Это существо, постоянно принимающее решения, что оно такое. Это существо, которое изобрело газовые камеры, но это и существо, которое шло в эти газовые камеры с гордо поднятой головой и с молитвой на устах.


В аномальной ситуации именно аномальная реакция становится нормальной. И психиатры могли бы подтвердить – чем нормальнее человек, тем естественнее для него аномальная реакция, если он попадает в аномальную ситуацию, – к примеру, будучи помещен в психиатрическую лечебницу.


Один знатный перс прогуливался однажды по саду в сопровождении слуги. И вот слуга, уверяя его, что видел сейчас Смерть, которая ему угрожала, стал умолял дать ему самого быстрого коня, чтобы он мог вихрем умчаться отсюда и вечером быть уже в Тегеране. Хозяин дал ему такого коня, и слуга ускакал. Возвращаясь домой, хозяин сам увидел Смерть и спросил: «Зачем ты так испугала моего слугу и угрожала ему?» «Вовсе нет, – ответила Смерть, – я не пугала его, я сама удивилась, что он еще здесь – ведь я должна встретиться с ним сегодня вечером в Тегеране»


Среди заключенных, которые многие годы провели за колючей проволокой, которых пересылали из лагеря в лагерь, кто сменил чуть ли не дюжину лагерей, как правило, наибольшие шансы остаться в живых имели те, кто в борьбе за существование окончательно отбросил всякое понятие о совести, кто не останавливался ни перед насилием, ни даже перед кражей последнего у своего же товарища. А кому-то удалось уцелеть просто благодаря тысяче или тысячам счастливых случайностей или просто по милости Божьей - можно называть это по-разному. Но мы, вернувшиеся, знаем и можем с полной уверенностью сказать: лучшие не вернулись!


Чувствительные люди, с юных лет привыкшие к преобладанию духовных интересов, переносили лагерную ситуацию, конечно, крайне болезненно, но в духовном смысле она действовала на них менее деструктивно, даже при их мягком характере. Потому что им-то и было более доступно возвращение из этой ужасной реальности в мир духовной свободы и внутреннего богатства. Именно этим и только этим можно объяснить тот факт, что люди хрупкого телосложения подчас лучше противостояли лагерной действительности, чем внешне сильные и крепкие.
Быть в прошлом - это тоже своего рода бытие, притом самое надежное.


Я всегда думал и утверждал, что человек начинает понимать, зачем то и иное случилось в его жизни и что было для него к лучшему, лишь спустя некоторое время, через пять или десять лет.


Приходишь к выводу, что прав был Достоевский, определив человека как существо, которое ко всему привыкает. Если бы нас спросили, насколько это верно, мы бы ответили: «Да, это так. Человек ко всему привыкает. Но не спрашивайте нас — как».


Если может показаться невероятным, что кто-то в лагере сохранил способность восхищаться природой, то еще более невероятным кажется то, что некоторые сохранили чувство юмора. Но не удивляйтесь. Пусть на какие-то минуты, пусть в каких-то особых ситуациях, но юмор — тоже оружие души в борьбе за самосохранение. Ведь известно, что юмор как ничто другое способен создать для человека некую дистанцию между ним самим и его ситуацией, поставить его над ситуацией, пусть, как уже говорилось, и ненадолго.


Я поведал им историю моего товарища, который в самом начале лагерной жизни заключил "договор" с небесами: пусть любые его страдания и его смерть станут той ценой, которую он платит за то, чтобы смерть любимого человека стала легкой. И для него страдания и смерть перестали быть бессмысленными, они наполнились высоким смыслом. Да, он не хотел мучиться и умирать просто так.


Достоевский как-то сказал: я боюсь только одного – оказаться недостойным моих мучений. Эти слова вспоминаешь, думая о тех мучениках, чье поведение в лагере, чье страдание и сама смерть стали свидетельством возможности до конца сохранить последнее – внутреннюю свободу.



МЫСЛИ АВТОРА, КОТОРЫЕ НЕ ПОНРАВИЛИСЬ


Если жизнь вообще имеет смысл, то имеет смысл и страдания. Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть.Однако в том, как тот, кому дана эта судьба, вынесет своё страдание, заключается уникальная возможность неповторимого подвига. Человек, осознавший свою ответственность перед другим человеком или перед делом, именно на него возложенным, никогда не откажется от жизни. Он знает, зачем существует, и поэтому найдёт в себе силы вытерпеть почти любое как.


И коль скоро судьба возложила на человека страдания, он должен увидеть в этих страданиях, в способности перенести их свою неповторимую задачу. Он должен осознать уникальность своего страдания – ведь во всей Вселенной нет ничего подобного; никто не может лишить его этих страданий, никто не может испытать их вместо него.


Большинство людей в лагере полагали, что все их возможности самоосуществления уже позади, а между тем они только открывались. Ибо от самого человека зависело, во что он превратит свою лагерную жизнь – в прозябание, как у тысяч, или в нравственную победу – как у немногих.
Подробнее на livelib.ru:
https://www.livelib.ru/book/1002785403/quotes/
Tags: книги, мои книги, мои комментарии, мудрые мысли о совести и морали, франкл виктор, цитаты
Subscribe

Posts from This Journal “франкл виктор” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments