жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Мои книги. Сомерсет Моэм - Незнакомец в Париже. Часть 1

Image result for незнакомец в париже моэм


Уильям Сомерсет Моэм (1874-1965) - один из моих самых любимых авторов. Я ни разу не отложила ни одно его произведение недочитанным. Все его книги, прочитанные мной, вызывали у меня огромный интерес - я зачитывалась ими, а к некоторым из них возвращалась не один раз.


Моэм - великий английский писатель, который родился и умер во Франции. Как такое возможно, спросите вы? А вот как. Он родился в семье юриста британского посольства во Франции. Родители специально подготовили роды на территории посольства, чтобы ребенок имел законные основания говорить, что родился на территории Великобритании: ожидалось принятие закона, по которому все дети, родившиеся на французской территории, автоматически становились французскими гражданами и, таким образом, по достижении совершеннолетия подлежали отправке на фронт в случае войны.

Я не буду подробно останавливаться на его биографии, отмечу пока только три любопытных факта из его жизни.


-  Моэм был практикующим бисексуалом. В старости он почти открыто признал: «Моя самая большая ошибка заключалась в том, что я воображал себя на три четверти нормальным и только на четверть гомосексуалом, тогда как в действительности все было наоборот».

- Моэм любил путешествовать: он побывал в Китае, Индии, Италии, Северной Америке, Мексике, Полинезии. Все это нашло отражение в его книгах.

- Во время первой мировой войны сотрудничал с МИ-5, в качестве агента британской разведки был послан в Россию. Поэтому во многих его произведениях фигурируют русские герои, а также часто поднимается тема русской революции, русского характера, истории, культуры, быта, итд.



На днях я закончила читать очередную книгу Моэма под названием "Незнакомец в Париже". В ней собраны 4 новеллы. Самая короткая из них - "Сон" - занимает всего 4 странички. Самая длинная, которая и дала название всему сборнику, занимает 230 страниц. Но Моэм большой мастер: ему одинаково хорошо удаются и длинные, и короткие формы произведений.

Сложно сказать, по какому принципу эти новеллы объединили в этот сборник. Да это и неважно. Любопытно, что в каждом из этих четырех произведений красной нитью проходит "русская" тема. Может это и был тот самый принцип объединения? Кто знает.

Сейчас я остановлюсь на цитатах из трех небольших новелл, а следующий пост посвящу четвертой и самой главной.


***************************************************

ЦИТАТЫ



СОН

Пути мысли человеческой неисповедимы: иной раз у нас возникают желания, признаться в которых кому-нибудь было бы стыдно. Иногда мне хотелось, чтобы моя жена завела любовника и сбежала с ним, иногда - чтобы внезапная и легкая смерть этой женщины дала мне свободу...




НИЛ МАКАДАМ

(Забавно, что в одном из переводов на русский язык эту новеллу назвали "Совращение". По-моему, очень удачное название, хоть и далекое от авторского)



— Не придавайте значения всему, что услышите от моей жены, — улыбнулся Манро своей доброй мягкой улыбкой. — Местное общество ничуть не хуже любого другого в колониях. Люди здесь не блещут умом, но и не такие уж безнадежные глупцы. Главное, они дружелюбны и добры, а это уже немало.
— Мне не надо, чтобы они были дружелюбными и добрыми. Люди должны быть живыми и страстными. Их должна волновать судьба человечества, проблемы духа, а не джин и приправы к завтраку. Они должны жить искусством и литературой. — Дарья резко повернулась к Нилу: — У вас есть душа?
— Не знаю. Это зависит от того, что вы имеете в виду.
— Почему вы покраснели? Разве можно стыдиться своей души? Без нее мы ничто. Расскажите, какая у вас душа. Вы мне интересны, и я хочу знать.




Нил совершенно терялся, не зная, как вести себя с Дарьей Манро. Пренебрегая традиционными ритуалами знакомства, подразумевающими определенную последовательность в сближении, она держалась так, будто знала его всю жизнь. Подобная торопливость ставила Нила в тупик. Знакомясь с новым человеком, он старался соблюдать осторожность. Бывал приветлив, но не спешил заводить дружбу. И никогда не пускался в откровенности без веских на то причин. Но раскованность и прямота Дарьи обезоруживали его. Она обрушивала на собеседника самые сокровенные мысли и чувства с безрассудством мота, швыряющего золотые монеты толпе. Из всех знакомых Нила никто так себя не вел. Изъяснялась Дарья с поразительной свободой и никогда не выбирала слова. О естественных функциях человеческого организма говорила так, что краска заливала щеки Нила. Дарья только смеялась над ним.
— Какой же вы ханжа! Что тут неприличного? Если мне надо принять слабительное, почему нельзя назвать вещи своими именами, а если мне кажется, что и вам оно не помешает, почему бы не сказать об этом прямо?



Дарья дала Нилу романы русских писателей — «Отцы и дети», «Братья Карамазовы», «Анна Каренина».
— Вот три вершины нашей литературы. Читайте. Это величайшие произведения, непревзойденные в мировой литературе.
Подобно многим своим соотечественникам, Дарья не признавала никакой другой литературы, как будто десяток романов и повестей, довольно средняя поэзия и несколько неплохих пьес перечеркивали литературу всех времен и народов.




Конечно, в чудачествах Дарьи было мало приятного, но ничего не поделаешь, русские вообще странный народ. А вот собеседницей она была необыкновенной. Разговоры с ней доставляли Нилу какое-то неизъяснимое наслаждение. Образно говоря, они возбуждали, как шампанское (Нил однажды попробовал его и нашел отвратительным). Говорить с Дарьей можно было о чем угодно. Ее суждения были неординарны, высказывания неожиданны... Эта женщина не давала лениться уму и будила воображение. Никогда еще Нил не чувствовал, что живет столь полной жизнью. Он словно поднимался на горные вершины, откуда открывались безграничные горизонты духа. Нил не без самодовольства думал о том, какой возвышенный характер носит их общение.





СТИРКА МИСТЕРА ГАРРИНГТОНА

(в некоторых переводах фигурирует как "Белье мистера Гаррингтона)



Это было время, когда Европа открыла Россию. Все читали русских писателей, русские танцоры покорили цивилизованный мир, а русские композиторы вызывали дрожь у людей, начинавших ощущать желательность замены Вагнера. Русское искусство охватило Европу с быстротой эпидемии гриппа. Модными становились новые цвета, новые чувства, а интеллектуалы без малейшего размышления причисляли себя к интеллигенции. Это слово с трудом поддавалось написанию, но легко произносилось. Эшенден ощущал то же, что и остальные, он сменил подушки в своей гостиной, повесил на стену икону, читал Чехова и ходил в балет.



В ее темных меланхолических глазах Эшендену виделись бескрайние степи России, Кремль с перезвоном колоколов, торжественные пасхальные обряды в Исаакиевском соборе, рощи серебряных берез...



- Давай поедем на неделю в Париж и посмотрим, что у нас получится... Почему женщина должна ставить на карту свою жизнь под воздействием момента? Невозможно по-настоящему узнать, что из себя представляет мужчина, не пожив с ним. Справедливости ради ей надо дать шанс передумать, пока не поздно.



- Я поеду, куда ты захочешь, - сказал Эшенден, - лишь бы там была ванная.
- У тебя очаровательные английские черты. Ты что, не можешь неделю обойтись без ванны? Дорогой мой, дорогой мой, тебе еще так многому надо учиться.



- Вашей стране нужно поменьше искусства и побольше цивилизации.



- Ну что вы теперь думаете о России и русских?
- Я сыт ими по горло. Я сыт Толстым, сыт Тургеневым и Достоевским, сыт Чеховым. Мне осточертела интеллигенция. Я хочу видеть людей, которые не меняют каждую минуту своих взглядов, которые остаются верными тому, что сказали час назад, на чьи слова можно положиться. Я устал от красивых фраз, риторики и театральных поз.

Tags: гомосексуальность, книги, мои книги, моэм сомерсет, россия, цитаты
Subscribe

Posts from This Journal “моэм сомерсет” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments