жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Цитаты из прочитанных книг. Елена Бакунина. Любовь к шестерым. Тело

Эту книгу я нашла совершенно случайно... кто-то выбросил, а я подобрала... Глядя на обложку, решила, что это один из многочисленных женских душещипательных романов, которые я принципиально не читаю. Уже собралась положить туда, где взяла, но все же решила хотя бы пролистнуть ее... Пролистнула - и отметив очень хороший русский язык автора и много неглупых размышлений от первого лица, положила книгу в свою сумку.
Сейчас, по прочтении этой книги, я ничуть не жалею о потраченном на нее времени.

Ekaterina_Bakunina__Lyubov_k_shesterym__Telo


Бакунина (в замужестве Новосёлова) Екатерина Васильевна [1889, Царское Село — 2.4.1976, Кихлей, Англия] — прозаик, поэтесса, критик.

Окончила Екатерининскую гимназию в Петербурге, училась на юридическом факультете Высших женских (Бестужевских) курсов, сдала экстерном экзамены в Харьковском университете. В 1923 эмигрировала во Францию. Член парижского Союза русских писателей и журналистов.

Несмотря на неоднозначную полемику, развернувшуюся вокруг ее книг, и нелестную критику со стороны известных авторов, таких как З. Гиппиус, В. Ходасевич и др., тем не менее романы Бакуниной имели успех и были переведены на французский, немецкий и чешский языки.



**************************************************************************************************

Цитаты из книг



Самое главное отличие человека от животного то, что ему надо быть понятым, достичь же этого почти невозможно.




***

Вы любите представлять себе, будто у нас общее жилище и общая спальня, и вот после целого дня общих забот и работы мы лежим рядом, вы курите и моя голова у вашего плеча.
Как часто вы мне рисуете эту картину, но я терпеть не могу супружеских спален, где сожительствующие видят друг друга немытыми и несвежими, где раздеваются и одеваются друг перед другом и где надо терпеть грязную, пыльную мужскую одежду и безобразное белье.
Общее жилище прекрасно в воображении, но непрактично и стеснительно на деле. Для вас это "высшее счастье", для меня добровольная пытка. Цепь.




***

Н что же дано мне взамен двадцати пяти лет, вложенных в семью? Не только не знание, но игнорирование меня как самостоятельной личности! Я есть некто дающий - любовь, заботу - и долженствующий давать. Жена и мать должна быть синонимом самоотречения. В отрешении от себя должна она находить награду и удовлетворение. А если нет? А что если почувствовать себя обособленной, противопоставить свое уцелевшее под спудом Я привычке - долгу - любви. Что если жизнь потрачена на ненастоящее дело? И что если притязаний семьи и ее поверхностная, полуравнодушная привязанность только к той части меня, которая ею пользуется, слишком мало за подавление моего Я и расточение моей единственной жизни!




***

Мы устроились на ночлег, и Владимир Андреич не забыл вынести цветы, от которых слишком пахло. "Запах цветов вреден. Может голова заболеть". Как будто она у меня и без того не болела. Потом оказалось, что он начинен прописными фразами. И возразить нечего, и скучно смертельно. И это на всю жизнь. (А когда я пришла к вам в первый раз, вы украсили меня голую цветами.)
"Брачное таинство мы отложим до дому", - полушутливо-смущенно сказал он, укрыв и целуя меня, как маленькую, в лоб. - " И слава Богу", - подумала я. (А теперь я вспоминаю ваши поцелуи - там, где не целует никто.) Владимир Андреич улегся и почти тотчас послышался его храп с присвистыванием.
У-у-хх-рр - хрр-ы. У-у-хх-рр - хрр-ы...
Эти звуки тоже на всю жизнь, когда бывала у меня бессонница и когда нужно живое человеческое слово, а не свиное похрюкивание.




***

Измена женщины предопределяется задолго до ее совершения. Мы исподтишка наблюдаем и осуждаем, подчиняемся, но остаемся сами по себе. До времени! Тогда мы наверстываем потерянное. Но когда лед вспучен напором изнутри - ледоход неминуем. И он ломает и сносит многое.




***

Если выберешь вечером материю, а потом окажется, что она не того цвета днем, как показалось при искусственном освещении, ее можно переменить. Но как переменить жизнь, когда она оказывается вовсе не того оттенка, какой ожидался, и когда к тому же в животе уже сидит заклепка!




***

В спальне уютно. В постели тепло. Вот тут рядом живой человек. У-у-хх-рр - хрр-ы. У-у-хх-рр - хрр-ы... Можно и разбудить... Они положат мне компресс на голову и напоят липовым отваром. Не простудилась ли я? Не съела ли чего лишнего за ужином? В моем положении надо остерегаться всяких излишеств.
А я жажду излишеств. Во всем!



***

Нравственный, воздержанный, культурный человек в любви похож на ребенка, еле начинающего ходить, или на неуклюжего пингвина - он топчется вокруг жены, близоруко щурится без очков и как бы ощупывает ее объятиями, лишенный дерзкого нахрапа и того безумия, которое в страсти заставляет идти и на преступление. "Ляг немножко повыше!", "Перевернись на бочок!". Все ему неудобно и не так... А женщине это мерзко: ей хочется отодвинуться, когда к ней прикасаются руки, кожа которых, как пижамная ткань, не рождает никакого отзвука в ее теле, так же, как и поцелуй, обдающий запахом зубного эликсира. Ей душно. Ей хочется освободиться, когда на нее наваливается мягкая туша, и вдруг она уже соединена, внутри нее словно движется горячая резина, наощупь введенная, так что больно тянет какой-то волосок, или, может быть, запнулся внутрь рубчатый багровый тельный отворот, который должен быть расправлен так же, как и другой, ему соответствующий (вы расправляете их поцелуем).




***

Когда однажды я попыталась выскользнуть от вас, вызвав вас на близость, вы, столь человечный, беспощадно сломили мое упорство. "Любовь моя, мужчиной не играют!". И как я ни рвалась и ни извивалась - вы все равно что вросли в меня. Я боролась, но только потому, что меня опьяняла невозможность вас одолеть, и то, что я чувствовала себя во власти вашей уверенной силы.
Насильника можно убить или полюбить, но мягкотелую слабость, отступление и мужскую покорность - женщина всегда вознаграждает презрением.



***

Не хочу справедливости, если мне от нее мучительно, ибо какая же это справедливость! По справедливости, я должна бы любить и блюсти верность такому беспорочному человеку, как мой муж, а мое чувство к нему соткано из жалости и ненависти, необходимости и терпения. В чувстве каждой жены есть в какой-то доле эти черты. Даже пролюбить всю жизнь нельзя так, чтобы никогда, ни разу любимого не возненавидеть. Без этого и любовь не любовь, ибо все познается в противоположности.



***

По вторникам белье гладили, после чего отбирали то, что надобно было чинить в среду. Четверги были днями особенно рачительной уборки квартиры, когда перетирались все книги, все, что было на стенах, и самые стены; мебель и пол натирались мастикой, мылись окна, вытряхивались занавески и ковры, вымывалась вся посуда в буфете. Это был какой-то хозяйственный аврал, неукротимый, бессмысленный раж, повальное бедствие, общая одержимость, которой предавались с истерическим усердием. Это ведь заменяет рачительным женщинам музыку, литературу, искусство, страсть и все возвышенное, и все низкое (жизнь - качели - вниз-вверх; вниз-вверх), чего они лишены в своем жалком существовании.



***

Я презираю брак, потому что он синоним любовной скуки!



***

Опять начинается томление по небывающей книжной любви, подмена ее кажется оскорбительной, и непонятно становится, как перед сближением не было увидено то, что стало ясно потом.
Владимир Андреич не допускал возможности супружеского насилия. Между тем каждая близость с мужем - насилие, если тело не получает того, что ему нужно, а даже в благополучных супружествах (разве мое не было благополучно), в силу притупляющей привычности происходящего, оно этого не получает... Ужасно, что женщина может отдаваться, не испытывая ни страсти, ни даже возбуждения! Отсюда неизбежная, уродливая половая ложь.... Что может быть скучнее и противнее добродетельных упражнений на брачном ложе!



***

Женщина ценит благородство самоотстранения но сексуально ее пленяют атавистически-звериные черты, наряду с человеческой возвышенностью. (В вас я нашла это сочетание.)



***

Как и большинство брачных союзов, мой брак покоится на измене. Очень часто ведь измена не только не разрушает брачного здания, а наоборот, подводит под него фундамент. Именно благодаря ей я ценю и берегу то, что иначе мне хотелось бы разметать, разбить, смести, уничтожить. И лишь измена дал мне понятие том, что было до нее.
Оказалось, что она не заняла ничьего места. Того, что она внесла, у меня просто не было. Она заполнила собою ту пустоту, которая оставалась незаполненной во всю мою жизнь, и она же дала особенно ярко ощутить эту пустоту.



***

Никакой жертвенности не нужно. Она только во вред тому, кому жертвы приносятся. И нет никакой святости в материнстве, а лишь слепой, обессиливающий инстинкт, что же касается долга и верности, то одно понятие исключает другое.
Верности нет, если она по долгу. Там же, где верности не может не быть (пока жива любовь), долг ни при чем.



***

Девушка - потенциальная жена первого встречного. Прежде всего, она хочет замуж, а какие мужу нужны качества, ей неоткуда знать, ибо предшествующие браку опыты недостаточны, если и бывают. Поэтому брак есть только предвкушение и преддверие адюльтера.



***

Я не люблю ваших книг. Они разделяют нас духовно, но мне кажется, что если бы я все их иучила, то это не только не приблизило бы нас друг к другу, а, наоборот, я перестала бы быть вам желанной. В вашей любви - желании - есть доля превосходства надо мною. В моей любви - добровольном подчинении - признание этого превосходства.
Я должна духовно подняться до вас. Но тем, что вы любите меня, несмотря на то, что я ниже вас по умственному развитию, вы уже возвысили меня до себя.



**

Странно, что мы как слепые, глядя, не видим того, чему суждено клином войти в нашу жизнь. Я, например, овсем не помню, когда я вас увидела в первый раз. Последующие разы тоже ничем не отмечены в памяти. Вы говорите, что то же самое было у вас в отношении меня. Надо было, чтобы нас столкнул тот случай, разбил, переместил составные элементы общения, так что какие-то частицы соприкоснулись и повлекли за собою последующее слияние. Выходит как будто, что наши личные качества тут ни при чем. Все зависит от степени взаимной подготовленности к любви. Не потому ли на свете бывают такие нелепые любовные сочетания и разве мы сами не нелепы?



***

Подумайте только - я ведь всю жизнь прожила, думая, что мне нельзя из нее выходить. А рядом столько других существований, в которые можно перешагивать, не одним воображением, если не бояться потерять дорогу обратно.



***

Возбуждение, вызванное наркозом, всегда сменяется упадком. Ваша любовь - мой наркоз. Когда действие ее ослабляется, я как будто прихожу в себя и начинаю видеть себя глазами всех тех, кто меня осудил бы без всякой пощады.
И я не даю себе снисхождения, не щажу себя. Мое самоупоение кажется мне гнусной заносчивостью, нестерпимым самохвальством. Совершенно ясно становится, что я невылазно погрязла во лжи и что ложь моей жизни засасывает меня все глубже. То самое преодоление стыда и запретов, которым я горжусь, замертво упившись наслаждением, заставляет меня знать о себе, что я самая низкая тварь на свете, ибо мне дана совесть, а я погрузила ее в нечистоты.



***

Институт современного брака включает в себя адюльтер, дающий успокоение нервам и освежающий застаивающуюся до затхлости супружескую жизнь.



***

Верность подобна песочным часам - из нее вытекает измена.



***

Мое тело равнодушно к выбранному мною человеку. Оно его не чувствует, не отзывается ему. Даже предельное ощущение локализовано, кратко, почти насильствено. В чем дело, я еще не знаю, но то хорошее, чего я ожидала, не наступило. Я отдаюсь за душевность, за то, что бывает вне страсти.



***

Я хотела умереть и обдумала все виды самоубийства, но вместо этого расцвела и похорошела.



***

Что знает о шестом чувстве нищая, низкая, стыдная, ничтожная, скотско-человеческая случка?
Есть иное. Немое тело становится скрипкой Страдивари. Но музыканта оно выбирает само.



***

Писатели зачем-то выдумали любовь. Будто бы существует беспредельная душевная близость, нежность, нега, страсть, наслаждение, растворение друг в друге, дополнение друг друга, беззаветная преданность, неразрывность, гармония взаимного влечения, соответствие между таинственой сущностью жизни и обстановкой, в которой она протекает.
Это все пороховые слова. Из-за них в моей убогой жизни тлеет фитиль неодолимого желания встретить хотя бы подобие любви. Каждая женщина хочет этого!



***

Боже, если ты есть, да неужели же никакая гроза не очистит смрада, в котором задыхаюсь, никакая молния не опалит загрязненную, замусоренную душу! Неужели навсегда то, что со мной, и уже нет ни спасения, ни просвета, и жизнь прошла - не воротишь, не изменишь, не изгладишь, не выжжешь... Навсегда.


Tags: бакунина елена, измена, книги, мои книги, о браке, секс, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments