June 20th, 2019

Нонна Слепакова. Кончалось всё у нас — поездка и любовь....

***

Кончалось всё у нас — поездка и любовь.
Трудились мы в такси над болтовнею
     вялой,
Что, дескать, может быть, когда-нибудь
     да вновь
Всё будет ничего, кто знает, а пожалуй,
И очень даже ничего себе!
Так мы обманный ход искали в несудьбе.

На улицу мою — в изогнутый рожок —
Мы плавно по кривой вкатились на
     машине.
А улицу в тот час закат холодный жег.
Уступы крыш блеснуть всей ржавчиной
     спешили,
А стены — всем своим чумазым
     кирпичом...
Под беспощадным розовым лучом
Тянулися ко мне изнывшие в разлуке
Суставы сточных труб, брандмауэры,
     люки.

И стыдно стало мне, что улицы моей
Не тронул старый лоск, ни современный
     глянец,
Что неуместнейше ты выглядишь на ней —
Точь-в-точь взыскательный, злорадный
     иностранец.

И стыдно стало мне, как будто я сама
Так улицу свою нелепо искривила,
И так составила невзрачные дома,
И так закатный луч на них остановила.

Мы вышли из такси, и тотчас, у ворот,
Весенний льдистый вихрь освобожденной
     пыли
Ударил нам в лицо, пролез и в нос, и в
     рот...
Окурки трепетно нам ноги облепили,
И запах корюшки нас мигом пропитал,
Чтобы никто уже надежды не питал.

И стыдно стало мне, как будто это я
Тлетворным ветерком в лицо тебе
     дохнула.
Я дверь в парадную поспешно распахнула
     —
И стыдно стало мне, что лестница моя
Лет семь не метена и семьдесят не мыта,
Что дверь щербатая и внутренность жилья
Неподготовлены для твоего визита.

И стыдно стало мне за улицу, район,
За город, за страну, за всё мое жилище,
Где жизнь любви — да что?! — любви
     последний стон
Обставлен быть не мог красивее и чище.

...Когда же ты, в дверях составив мой
     багаж,
Мне руку целовал с почтением
     брезгливым,
Как у покойницы; когда же ты, когда ж
Рванулся из дверей движеньем торопливым
     —
То стыдно стало мне, что слишком
     налегло
И стиснуло меня пустое приключенье,
Что, в лифте ускользнув, смеешься ты в
     стекло,
Летучее свое лелея облегченье.

1985