March 5th, 2018

Мое кино. Робер Энрико - Случай на мосту через Совиный ручей (плюс мой маленький экскурс в прошлое)

Как причудливо иногда тасуется колода! Какие удивительные цепочки или совпадения иногда образуются, благодаря которым мы получаем ту или иную информацию! Я пишу об этом много раз, но каждый новый раз удивляюсь этому снова и снова.

Вот и сейчас, читая многочисленные комментарии к замечательному фильму "Шоссе в никуда", о котором я писала в предыдущем посте, я случайно наткнулась на один из отзывов, в котором комментатор сопоставлял этот фильм с другим, точного названия которого он не помнил, но назвал его условно "Случай на мосту".

Название это мне ни о чем не говорило, но я стала читать описание и оно по ходу меня заинтересовало. Фильм был "о человеке, которого вешали на мосту над рекой, а он думал в это время, как оттуда сбежать..."

Прочитав эту фразу, я остановилась, потому что почувствовала что-то до боли знакомое. Но что? Откуда и почему я знаю, что будет дальше, если я ничего подобного не видела? Почему мне так знаком этот сюжет? Более того, я помню, что меня когда-то он поразил до глубины души. Изо всех сил я напрягала память, пытаясь извлечь из нее хоть что-то полезное...

И тут я вспомнила!
Read more...Collapse )

Любимые рассказы. Амброз Бирс - Случай на мосту через Совиный ручей

Мой комментарий к этому рассказу и короткометражный фильм, снятый на его основе, смотрите в предыдущем посте.

Related image

1


На железнодорожном мосту, в северной части Алабамы, стоял человек и смотрел вниз, на быстрые воды в двадцати футах под ним. Руки у него были связаны за спиной. Шею стягивала веревка. Один конец ее был прикреплен к поперечной балке над его головой и свешивался до его колен. Несколько досок, положенных на шпалы, служили помостом для него и для его палачей — двух солдат федеральной армии под началом сержанта, который в мирное время скорее всего занимал должность помощника шерифа. Несколько поодаль, на том же импровизированном эшафоте, стоял офицер в полной капитанской форме, при оружии. На обоих концах моста стояло по часовому с ружьем «на караул», то есть держа ружье вертикально, против левого плеча, в согнутой под прямым углом руке, — поза напряженная, требующая неестественного выпрямления туловища. По-видимому, знать о том, что происходит на мосту, не входило в обязанности часовых; они только преграждали доступ к настилу.

Позади одного из часовых никого не было видно; на сотню ярдов рельсы убегали по прямой в лес, затем скрывались за поворотом. По всей вероятности, в той стороне находился сторожевой пост. На другом берегу местность была открытая — пологий откос упирался в частокол из вертикально вколоченных бревен, с бойницами для ружей и амбразурой, из которой торчало жерло наведенной на мост медной пушки. По откосу, на полпути между мостом и укреплением, выстроились зрители — рота солдат-пехотинцев в положении «вольно»: приклады упирались в землю, стволы были слегка наклонены к правому плечу, руки скрещены над ложами. Справа от строя стоял лейтенант, сабля его была воткнута в землю, руки сложены на эфесе. За исключением четверых людей на середине моста, никто не двигался. Рота была повернута фронтом к мосту, солдаты застыли на месте, глядя прямо перед собой. Часовые, обращенные лицом каждый к своему берегу, казались статуями, поставленными для украшения моста. Капитан, скрестив руки, молча следил за работой своих подчиненных, не делая никаких указаний. Смерть — высокая особа, и если она заранее оповещает о своем прибытии, ее следует принимать с официальными изъявлениями почета; это относится и к тем, кто с ней на короткой ноге. По кодексу военного этикета безмолвие и неподвижность знаменуют глубокое почтение.

Человеку, которому предстояло быть повешенным, было на вид лет тридцать пять. Судя по платью — такое обычно носили плантаторы, — он был штатский. Черты лица правильные — прямой нос, энергичный рот, широкий лоб; черные волосы, зачесанные за уши, падали на воротник хорошо сшитого сюртука. Он носил усы и бороду клином, но щеки были выбриты; большие темно-серые глаза выражали доброту, что было несколько неожиданно в человеке с петлей на шее. Он ничем не походил на обычного преступника. Закон военного времени не скупится на смертные приговоры для людей всякого рода, не исключая и джентльменов.
Read more...Collapse )