September 8th, 2016

У меня остался один патрон...

87092135427519 (462x357, 58Kb)

У меня остался только один патрон. Кинем жребий, устроим конкурс - жюри решит, кто из нас не настолько еще силен, чтоб оставить другому в подарок жизнь. Раздевайся - снимай вместе с кожей спесь и сомненья рассовывай по углам. Согласись, нам уже не слезть. Я настолько привыкла к твоим шагам, что узнаю тебя по ним через сотни миль.
Расстояние не преграда.
Пали фитиль.

Я не верю в сопливые "навсегда", я не верю, что время излечит все. Тут повсюду стаявшая вода, значит, скоро точно мне повезет. Воздух пахнет тленом и бергамотом, - отсылает в прошлое на мгновенье. Почему же я так мучительно жду кого-то, будто в прошлой жизни мы были звенья на одной цепи или два листа из одной белоснежной бумажной пачки?
Между нами невидимая черта.
И еще чуть-чуть до смертельной стачки.

И все ясно - ты огнедышащий Кай, недописанный Дориан, жадина Робин-Гуд. И уже неважно, но просто знай, что когда меня у тебя отберут, я закончусь сразу, я перестану дышать.
Мой патрон у тебя. Значит, тебе решать.



© Даша Сонина

Ольга Бешенковская. Любимые стихи (2)

***

Так тягостно разводятся мосты...
Так медленно, что хочется лавины,
Выводят разводные половины
Протяжное прощальное прости...

И, кажется, невидимая нить
Их всё ещё удерживает рядом.
Ночного петербургского обряда
Прекрасные формальности хранить

Сумеем ли?
Так пошлы встречи, так
Вульгарны расставанья между делом,
Что рвутся нити меж душой и телом
Как на прядильной фабрике - и в брак...

О, заглянуть бы в скважину беды
Через мостов разорванные своды;
В лиловые и желтые разводы
Трагической магической воды...

Посмотрим, как разводятся мосты,
Не оттого, что ночи наши тают. -
Боюсь, нам только боли не хватает
И - вот такой - высокой немоты...


Collapse )

Любимые рассказы. М.Салтыков-Щедрин - Пропала совесть

Пропала совесть. По-старому толпились люди на улицах и в театрах; по-старому они то догоняли, то перегоняли друг друга; по-старому суетились и ловили на лету куски, и никто не догадывался, что чего-то вдруг стало недоставать и что в общем жизненном оркестре перестала играть какая-то дудка. Многие начали даже чувствовать себя бодрее и свободнее. Легче сделался ход человека: ловчее стало подставлять ближнему ногу, удобнее льстить, пресмыкаться, обманывать, наушничать и клеветать. Всякую болесть вдруг как рукой сняло; люди не шли, а как будто неслись; ничто не огорчало их, ничто не заставляло задуматься; и настоящее, и будущее — все, казалось, так и отдавалось им в руки, — им, счастливцам, не заметившим о пропаже совести.

Совесть пропала вдруг... почти мгновенно! Еще вчера эта надоедливая приживалка так и мелькала перед глазами, так и чудилась возбужденному воображению, и вдруг... ничего! Исчезли досадные призраки, а вместе с ними улеглась и та нравственная смута, которую приводила за собой обличительница-совесть. Оставалось только смотреть на божий мир и радоваться: мудрые мира поняли, что они, наконец, освободились от последнего ига, которое затрудняло их движения, и, разумеется, поспешили воспользоваться плодами этой свободы. Люди остервенились; пошли грабежи и разбои, началось вообще разорение.А бедная совесть лежала между тем на дороге, истерзанная, оплеванная, затоптанная ногами пешеходов. Всякий швырял ее, как негодную ветошь, подальше от себя; всякий удивлялся, каким образом в благоустроенном городе, и на самом бойком месте, может валяться такое вопиющее безобразие.

Collapse )