June 4th, 2016

Слоники



***
Хочется красный, как в детстве, бант (мне такой надевали),
хочется слоников на сервант и валиков на диване.
Хочется холодильник ЗиЛ – овальный и с острой ручкой,
и чтоб гастрономом стал магазин, и чтобы соседка злючкой,
«стервой крашеной» с морячком целовалась на лестничной клетке.
Бабочек глупых ловить сачком, мяч в волейбольной сетке.

Чтобы мороженое эскимо – круглой фольгой на палке.
Чтобы классом ходить в кино, сдавать пальто в раздевалке,
жалко путаться в рукавах, шарфике и платочке.
Чтобы бумажкой шуршать впотьмах, раскапывая в кулечке
конфетку «Взлетную», ирис «Кис-кис», сливочную помадку,
«Мишку», «Белочку», «барбарис», бабаевскую шоколадку –
заяц, жалко, что пуст внутри, но с глазками и усами.
Я вчера про отметку «три» ничего не сказала маме.

Хочется в старый знакомый дом, чтобы диван с торшером,
чтобы с авоськой за молоком, хлебом и вермишелью.
Чтобы портфель ерундой набит, сломан пенал и ручка.
А морячок-то опять звонит, счастливая эта злючка.
Так неудобно, что стул высок – приходится пригибаться
(я подглядываю в глазок, как будут они целоваться).

Снова замучил насморк в носу, с гландами снова скверно.
Мама домой принесет колбасу. «Докторскую», наверно.
Что мне подарят? Хоть бы коньки, альбом и лимонные дольки.
В школе учили делать флажки с петельками для елки.
А мама на елку повесит конфет. Звякнет хрусталь в серванте…
А жить я буду тысячу лет.

Со слониками.

И в банте.


23.11.2006
Наталья Воронцова-Юрьева

Расул Гамзатов. Любимые стихи (3)







***

Был я молод, беден, жизни рад,
Даль вокруг казалась голубою.
Я, казалось, был самим собою
Только пять минут тому назад.

Молодость моя ушла и сила.
Бедность – все, чем раньше был богат.
Кажется сейчас, что это было
Только пять минут тому назад.

Значит, вот как наступает старость.
Голос хрипнет и тускнеет взгляд,
Что ещё горел, как мне казалось,
Только пять минут тому назад.

Вижу: волосы мои уныло
Засыпает белый снегопад,
Побелело всё, что чёрным было
Только пять минут тому назад.

В печке тлеют угли еле-еле,
В небе потускнели, не горят
Белые созвездья, что горели
Только пять минут тому назад.

Был я острословом, балагуром,
Я валяюсь, прежний говорун,
Как струна, отдельно от пандура
Иль пандур, оставшийся без струн.

Был я молодой, теперь я старый.
Что прошло, минуло без следа,
Кажется, сейчас с земного шара
Я качусь неведомо куда.

Как всегда, спешит с уходом лето,
Осень и зима прийти спешат.
Я не знал, не думал я про это
Только пять минут тому назад.


Collapse )

О Равнодушии и прочих пороках




В поисках подходящей иллюстрации к стихотворению о равнодушии, я нашла очень оригинальную, на мой взгляд, скульптуру, посвященную именно Равнодушию. Мне стало любопытно, где же находится эта скульптура, в какой стране, кто ее автор... И вот какую интересную информацию я для себя открыла: оказывается, эта скульптура вовсе не законченное произведение, а всего лишь небольшая часть целой скульптурной композиции, которая находится в России, в Москве!

Увидев ее целиком на одной из фотографий, я просто была потрясена и идеей этого проекта, и его масштабом, и исполнением! И кстати, скульптуру, посвященную именно этому пороку - Равнодушию - автор поместил в центр, да еще и сделал ее самой высокой! Сознательно или случайно - не знаю, но, по моему мнению,  это оттого, что именно этот порок и есть самый страшный!

Композиция впечатлила!!! Надеюсь, что когда-нибудь удастся все это увидеть своими глазами!

Collapse )

Восточная мудрость. Мирза Шафи Вазех



Мирза Шафи Вазех -  азербайджанский поэт и мыслитель 19 века, просветитель и педагог. Писал как на азербайджанском, так и на персидском, развивая традиции поэзии на этих языках.


***
Уж лучше пусть не обретут признанья
Ни доброта твоя, ни дарованья,
Чем жить овеянным почетом ложным,
Пред миром слыть большим, но быть ничтожным.
Collapse )

Крест

Притча о Хитреце

***

По дороге шла толпа людей,
Каждый нёс по тяжкому кресту.
Двигались они немало дней,
Отмеряя за верстой версту.

Был средь этих путников хитрец.
Незаметно к лесу он свернул.
И спилил там у креста конец,
Чтобы крест не так плечо тянул.


И довольный путников догнал,
С лёгкой ношей весело идти,
Только об одном хитрец не знал,
Что ущелье было впереди.


И кресты над пропастью легли -
Прямо от начала до конца.
По крестам они перебрались
Все за исключеньем хитреца.


Крест его теперь был слишком мал -
Выбрал жребий сам себе хитрец.
Свой же крест никто ему не дал,
Ведь спасти чужой не может крест.


В жизни крест у каждого есть свой.
Не спеши свернуть в манящий лес.
Знает Бог: несешь ты для чего
Этот тяжким кажущийся крест.


(?)