January 30th, 2016

Елена Касьян. Любимые стихи ( 3 ). Часть 3




***

Я пишу тебе, Тэйми, туда, где нам больше не больно.
Жизнь права неизбежно. И смерть неизбежно права...
Мне, пожалуй, досталась не самая лучшая роль, но
 я люблю тебя так, что живу.
И об этом довольно.
Потому что – какие тут, к чёрту, слова…




Collapse )

Мое кино. Анна Меликян - Pro любовь (2015)







Любовь в воздухе

(один из интернет-комментариев, наиболее близкий мне по духу)


Есть фильмы про любовь, есть про секс, есть про отношения. Бывают и другие — про нас с вами. Про нас таких, какие мы есть — инфантильных, самовлюбленных, ревнивых, доверчивых и безрассудных. Особое мастерство — показать нас не с позиции сноба, взирающего свысока, а показать честно, бесхитростно, иронично. Как будто шутя, ты рассказываешь другу одну давнишнюю историю, которая когда-то была очень значимой, а сегодня осталась лишь теплым воспоминанием. Такое ощущение остается после просмотра фильма Анны Меликян «PRO любовь». Шесть новелл — шесть разных, изящно переплетающихся между собой историй, в основе которых вечный вопрос «что такое любовь». Персонажи отвечают на него по-разному, ведь и любовь у каждого своя.

Collapse )

Притча о двух психиатрах

Два психиатра жили в одном доме. Каждый вечер они возвращались из своих учреждений и часто поднимались вместе на одном лифте. Лифтёр был очень сильно заинтригован одной вещью, которая происходила каждый раз снова и снова. Первый психиатр, выходя из лифта, неизменно поворачивался и плевал на второго. Тот улыбался, спокойно доставал свой платок из кармана, вытирал лицо, галстук или пальто. Иногда лифтёр даже слышал, как он довольно хихикал.

Ему становилось всё более и более любопытно. Однажды он не смог удержаться. Закрывая за первым психиатром, он спросил:

— Ради Бога, доктор, расскажите мне, почему ваш коллега постоянно поступает так с вами?

Второй психиатр рассмеялся и сказал:

— О, я не знаю. Почему это должно меня беспокоить? Это его проблема.

imagesCAOGKRF1 (201x251, 4Kb)

Любимые рассказы. Карел Чапек - Поэт

images (259x194, 2Kb)

Заурядное происшествие: в четыре часа утра на Житной улице
автомобиль сбил с ног пьяную старуху и скрылся, развив
бешеную скорость. Молодому полицейскому комиссару Мейзлику
предстояло отыскать это авто. Как известно, молодые
полицейские чиновники относятся к делам очень серьезно.
   - Гм... - сказал Мейзлик полицейскому номер 141. -
Итак, вы увидели в трехстах метрах от вас быстро удалявшийся
автомобиль, а на земле - распростертое тело. Что вы прежде
всего сделали?
   - Прежде всего подбежал к пострадавшей, - начал
полицейский, - чтобы оказать ей первую помощь.
   - Сначала надо было заметить номер машины, - проворчал
Мейзлик, - а потом уже заниматься этой бабой... Впрочем, и
я, вероятно, поступил бы так же, - добавил он, почесывая
голову карандашом. - Итак, номер машины вы не заметили.
Ну, а другие приметы?
   - По-моему, - неуверенно сказал полицейский номер 141, -
она была темного цвета. Не то синяя, не то темно-красная.
Из глушителя валил дым, и ничего не было видно.
   - О господи! - огорчился Мейзлик. - Ну, как же мне
теперь найти машину? Бегать от шофера к шоферу и
спрашивать: "Это не вы переехали старуху?" Как тут быть,
скажите сами, любезнейший?
   Полицейский почтительно и равнодушно пожал плечами.
   - Осмелюсь доложить, у меня записан один свидетель. Но
он тоже ничего не знает. Он ждет рядом в комнате.
   - Введите его, - мрачно сказал Мейзлик, тщетно стараясь
выудить что-нибудь в куцем протоколе. - Фамилия и
местожительство? - машинально обратился он к вошедшему, не
поднимая взгляда.
   - Кралик Ян - студент механического факультета, -
отчетливо произнес свидетель.
   - Вы были очевидцем того, как сегодня в четыре часа утра
неизвестная машина сбила Божену Махачкову?
   - Да. И я должен заявить, что виноват шофер. Судите
сами, улица была совершенно пуста, и если бы он сбавил ход
на перекрестке...
   - Как далеко вы были от места происшествия? - прервал
его Мейзлик.
   - В десяти шагах. Я провожал своего приятеля из... из
пивной, и когда мы проходили по Житной улице...
   - А кто такой ваш приятель? - снова прервал Мейзлик. -
Он тут у меня не значится.
   - Поэт Ярослав Нерад, - не без гордости ответил
свидетель. - Но от него вы ничего не добьетесь.

Collapse )