May 9th, 2015

Кобзев Игорь. Любимые стихи ( 9 ). Часть 2


Тито Саломони. Игра Жизни


***
Я в шахматы играл со Счастьем.
Рассчитывая каждый ход,
Я, как большой, искусный мастер,
Послушных пешек вёл вперёд.

Я горд был, что мои фигуры
Ряды противника теснят.
Но счастье становилось хмурым
И отворачивало взгляд.

И вдруг я совершил ошибку,
Зевнул и проиграл коня, -
И с ослепительной улыбкой
Взглянуло счастье на меня!

И понял я: плохой я мастер!
Здесь трудно всё предугадать.
Чтоб выиграть улыбку Счастья,
Порою надо проиграть!

1959



Collapse )

Самуил Маршак. Любимые стихи ( 4 )




***

Порой часы обманывают нас,
Чтоб нам жилось на свете безмятежней,
Они опять покажут тот же час,
И верится, что час вернулся прежний.

Обманчив дней и лет круговорот:
Опять приходит тот же день недели,
И тот же месяц снова настает -
Как будто он вернулся в самом деле.

Известно нам, что час невозвратим,
Что нет ни дням, ни месяцам возврата.
Но круг календаря и циферблата
Мешает нам понять, что мы летим.



Collapse )

Любимые стихи. Снег в Париже




СНЕГ В ПАРИЖЕ

Ночным десантом, саранчой,
Над каждой лужей,
Над Эйфелевой каланчой, над углем кружев,
На зеркала, на фонари в ночи речистой,
Белея, падали в Париж
Парашютисты,
И возле каждого кафе
Заложниц брали,
В чертовок превращая фей, чтобы не врали...

Collapse )

Любимые стихи. Пусть кто-нибудь...



***

Пусть кто-нибудь махнет рукой
И скажет, перепутав имя,
Что слишком-слишком высоко
Тебя вознес я над другими.

Что с точки зренья красоты
Или какой-то точки зренья
Бывают лучшие, чем ты -
И тут он пустится в сравненья.

Я верю в искренность его
И в то, что глаз его наметан,
И только, может быть, того,
Как ты близка мне, не поймет он.

Что я люблю тебя сильней,
И проще, и самозабвенней,
Что ты не выше всех людей,
Ты просто выше всех сравнений.


Fila-Btk

Скорпиошка. Любимые стихи ( 5 ). Часть 2




Заразное

Прости меня за то, что я люблю,
а что не любишь – я тебе прощаю.
со временем, я верю, полегчает,
и градус жара сдвинется к нулю…

ты мягок, снисходителен к больной,
режим ей строго прописав «постельный»…
и кризис этот мой восьминедельный
купируешь, как волонтер, собой.

а я - твой обреченный пациент,
то жалости, то нежности немножко
употребляю - в день по чайной ложке,
и жду выздоровления момент.

но вот беда – горячки спал мой жар
и в солнечном сплетении – не ноет,
и я хочу больничные покои
оставить в прошлом, как ночной кошмар…

но слышу вслед: «останься, ты нужна!»
(я – на «нуле», а ты – схватил за «фазу»)

Прости ... теперь и ты любви заразой
окажешься прогрызенным до дна…


Collapse )

Любимые стихи. Скрипичный ключ





Ты не зови ко мне врача!
Ах, что ты знаешь,
Что ты знаешь?
Мне предлагалось два ключа —
Бери который пожелаешь.

Один — железный, от казны,
Для разных благ был уготован.
Другой был поперёк струны
Обычной тушью нарисован.

Он был, как крендель, завитой,
И точным был он, как наука.
И я взяла тот ключ второй —
Замысловатый символ звука.

Я отпирала им дожди,
И птичью жизнь,
И жизнь мотора,
И стук ритмический в груди,
Не отрицающий повтора.

Скрипичный ключ! И голоса
Корней и звёзд я рисовала,
Я утверждала чудеса, —
Насущным хлебом рисковала.

Мне мстил железный ключ.
Чудак! —
Он не забыл моей гордыни.
И никаких житейских благ
Я не имею и поныне.

И не зови ко мне врачей,
Гипнотизёры — не пророки!
Мне снова взять из двух ключей
Тот самый тяжкий и высокий.


Инна Лиснянская

Лев Озеров. Любимые стихи ( 4 )



***
Я не хотел бы умереть весной,
Когда сирень цветёт неудержимо,
Когда в бездонном небе надо мной
Седые льдинки проплывают мимо.

Не нравится мне летом умирать,
Когда кипит листва, и рдеют розы,
И зеленью горит речная гладь,
И мимо щёк, звеня, снуют стрекозы.

Легко ль уйти по осени, когда
Плоды с деревьев тянутся к нам в руки?
Ещё тепло, хотя прошла страда,
И некогда мне думать о разлуке.

Уйти зимой? Что может быть грустней?
Да это было бы и впрямь жестоко:
Родных заставить мёрзнуть и друзей,
К тому же до весны так недалёко...

1956

Collapse )

Любимые стихи. Бухгалтер Иванов




***

Ущербный лик луны встает из-за холмов,
В лесу продрогший фавн играет на сопелке,
Упившийся в соплю бухгалтер Иванов
Бредет сквозь лес к своей летающей тарелке.

Он не бухгалтер, нет, он чужезвездный гость,
Застрявший навсегда среди российских весей,
Он космолет разбил и здесь ему пришлось
Всерьез овладевать нужнейшей из профессий.

В колхозе "Путь зари" нет мужика важней,
В колхозе у него участок и домина,
Машина "Жигули", курятник, шесть свиней,
Жена-ветеринар и прочая скотина.

Чего еще желать, казалось бы, живи,
Работай, веселись, культурно развивайся,
Читай Декамерон, смотри цветной ти-ви,
А хочешь в Гранд-театр на выходной смотайся.

Но нет, грызет тоска инопланетный ум,
Обилие скота не радует не греет,
Искусство и ти-ви не вызывает дум,
Бухгалтер Иванов пьет водку и звереет.

Как волк голодный, он в полночный небосвод
Вперяет иногда тоскливые гляделки,
И, принявши стакан, потом другой, идет
К запрятанной в лесу летающей тарелке.

Укрытые от глаз ветвями и землей
Останки корабля покоятся во мраке,
Куда упал со звезд когда-то наш герой,
Сломав хребет своей космической коняге.

И плачет Иванов, и воет, и рычит,
Пиная сапогом проклятую планету.
И глядя на него Вселенная молчит...
Лишь одинокий фавн играет тихо где-то.



Вадим Степанцов

Memento. Федерико Гарсиа Лорка




Memento


Cuando yo me muera,
enterradme con mi guitarra
bajo la arena.

Cuando yo me muera
entre los naranjos
y la hierbabuena.

Cuando yo me muera
enterradme si queréis
en una veleta.

¡Cuando yo me muera!


****************************************


Когда умру,
схороните меня с гитарой
в речном песке.

Когда умру...
В апельсиновой роще старой,
В любом цветке.

Когда умру,
стану флюгером я на крыше,
на ветру.

Тише...
когда умру!


(перевод И. Тыняновой)