жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Вадим Шефнер. Любимые стихи ( 6 ). Часть 2



***

Над пустотою нависая криво,
Вцепясь корнями в трещины камней,
Стоит сосна у самого обрыва,
Не зная, что стоять недолго ей.


Её давно держать устали корни,
Не знающие отдыха и сна;
Но с каждым годом круче и упорней
Вверх — наискось — всё тянется она.


Уже и зверь гордячки сторонится,
Идёт в обход, смертельный чуя страх,
Уже предусмотрительные птицы
Покинули гнездо в её ветвях.


Стоит она, беды не понимая,
На сумрачной обветренной скале…
Ей чудится — она одна прямая,
А всё иное — криво на земле.


Вадим Шефнер
1954г


P.S. Тот редкий случай, когда название стихотворения совершенно не соответствует, на мой взгляд, его сути. Либо приведенный пример не совсем отражает авторскую мысдь
Разве сосна здесь - символ гордыни? А почему не стойкости? Не жизнелюбия? Не упорства? Такие же мысли я нашла на одном из литературных сайтов.
Вот отрывок из одной статьи:


Вероятно, многие видели деревья, растущие на краю обрыва. Разные мысли пробуждает вид дерева, наперекор всему тянущегося вверх. Поставленное в тяжелые условия, дерево продолжает жить, упорно стремится выпрямиться, стать вровень со всеми. Вадим Шефнер пишет о сосне, стоящей у обрыва: «Ее давно держать устали корни, не знающие отдыха и сна, но с каждым годом круче и упорней вверх, наискось все тянется она». Пожалуй, так она и будет расти под углом ко всему окружающему, гордо держа голову. Это послужило темой для стихотворения. Название стихотворения — «Гордыня» — перекликается с последними строками: «Ей чудится — она одна прямая, а все иное — криво на земле». Этим в форме распространенной метафоры автор говорит о людях, ставящих себя правофланговыми, по которым должны равняться другие, о людях, которые, несмотря на все предупреждения, продолжают жить по-своему, «наискось»:

Уже и зверь гордячки сторонится,
Идет в обход, смертельный чуя страх,
Уже предусмотрительные птицы
Покинули гнездо в ее ветвях.

Очень хорошая идея и, кажется, хорошо выражена при помощи олицетворения. Но стоило ли автору привлекать для этой цели сосну? По-моему, эту хорошую идею нужно было выразить другим путем. Образ сосны явно неудачный. Когда, запрокинув голову, смотришь вверх на упорно стоящее дерево, бросившее вызов всем, кто говорит о бесполезности такого существования, о смерти, рождаются ли мысли о гордыне дерева? Неужели в том, что дерево, отстаивая свое право на жизнь, цепляется корнями за обломки скалы, вот-вот готовые сорваться вниз, растет, безнадежно тянется прямо к солнцу, неужели в том видно стремление противопоставить себя миру? Нет! Это скорее говорит о могучей животворной силе природы, рождает мысли об огромной воле людей, выживающих в самых невыносимых условиях. Летчик Маресьев, Николай Островский, Прокофий Нектов — вот люди, нашедшие в себе волю выжить и силы, чтобы продолжать делать полезное. И так ли уж бесполезна и никому не нужна сосна, как изобразил автор? Разве не усыпает она каждый год землю семенами, давая начало жизни новым, быть может, прекрасным деревьям? Они попадут в лучшие условия и принесут много пользы и радости всему живому, населяющему наш мир. Очень жаль, что автор, хорошо владеющий языком, в стремления во что бы то ни стало выразить свою идею, не разглядел всего этого.

Верно определив тему и идею стихотворения, ученица высказала мнение о несоответствии в нем формы содержанию. Доказывая свою правоту, она опирается на те литературные и жизненные ассоциации, которые вызывает вид дерева, растущего на краю обрыва, и с ней трудно не согласиться.



Стрела

Хотел я смерти не орлу,
Не хищникам чащобы -
Я в друга выпустил стрелу
Несправедливой злобы.

Я промахнулся... Повезло,
Быть может, нам обоим?
Но мною посланное зло
Летит, летит над полем.

Летит сквозь строй лесных стволов,
Сквозь городские стены,
С океанических валов
Срывает клочья пены.

Пронзая ливень и метель,
Соборы и заборы
И, словно дьявольская дрель,
Просверливая горы,

Летит стрела с моей виной,
Летит в мою долину -
И огибает шар земной,
Чтоб мне вонзиться в спину.


1973





Зеркало

Как бы ударом страшного тарана
Здесь половина дома снесена,
И в облаках морозного тумана
Обугленная высится стена.

Ещё обои порванные помнят
О прежней жизни, мирной и простой,
Но двери всех обрушившихся комнат,
Раскрытые, висят над пустотой.

И пусть я всё забуду остальное -
Мне не забыть, как, на ветру дрожа,
Висит над бездной зеркало стенное
На высоте шестого этажа.

Оно каким-то чудом не разбилось.
Убиты люди, стены сметены, -
Оно висит, судьбы слепая милость,
Над пропастью печали и войны.

Свидетель довоенного уюта,
На сыростью изъеденной стене
Тепло дыханья и улыбку чью-то
Оно хранит в стеклянной глубине.

Куда ж она, неведомая, делась
Иль по дорогам странствует каким
Та девушка, что в глубь его гляделась
И косы заплетала перед ним?..

Быть может, это зеркало видало
Её последний миг, когда её
Хаос обломков камня и металла,
Обрушась вниз, швырнул в небытиё.

Теперь в него и день, и ночь глядится
Лицо ожесточённое войны.
В нём орудийных выстрелов зарницы
И зарева тревожные видны.

Его теперь ночная душит сырость,
Слепят пожары дымом и огнём.
Но всё пройдёт. И, что бы ни случилось, -
Враг никогда не отразится в нём!


1942, Ленинград






Спросил у памяти

Стоит ли былое вспоминать,
Брать его в дорогу, в дальний путь?..
Всё равно - упавших не поднять,
Всё равно - ушедших не вернуть.

И сказала память: «Я могу
Всё забыть, но нищим станешь ты,
Я твои богатства стерегу,
Я тебя храню от слепоты».

- - - - - - - - - - - - - - -

В трудный час, на перепутьях лет,
На подмогу совести своей
Мы зовём былое на совет,
Мы зовём из прошлого друзей.

И друзья, чьи отлетели дни,
Слышат зов - и покидают ночь.
Мы им не поможем, - но они
К нам приходят, чтобы нам помочь.


1963





Размышления о стихах

Стихи - не пряник и не кнут,
И не учебное пособие;
Они не сеют и не жнут -
У них задание особое.

Они от нас не ждут даров,
Открещиваются заранее
От шумных торжищ и пиров,
От хитрого преуспевания.

Милее им в простом быту,
Почти неслышно и невидимо,
Жить, подтверждая красоту
Всего, что вроде бы обыденно.

Но в громовые времена,
Где каждый миг остёр, как лезвие,
На помощь нам идёт она -
Великодушная поэзия.

Где пули свищут у виска,
Где стены и надежды рушатся,
Припомнившаяся строка
В усталых пробуждает мужество.

...Тоска, разлука ли, болезнь -
Что ни творится, что ни деется, -
Пока стихи на свете есть,
Нам есть ещё на что надеяться.


1976




Прощание

Не со старого снимка и не во сне --
Эти выдумки не для нас, --
Ты возникнешь из памяти, как цветок,
Пробивающий снежный наст.

Опустив ресницы, ты скажешь мне:
"Позади пути, города.
Я всю жизнь с тобою рядышком шла,
Только ты был слеп иногда.

Я такая, какою была всегда,
Но такой я не буду впредь, --
Я сияю, как падающая звезда
Перед тем, как совсем сгореть".

!958
Tags: война, мои комментарии, о стихах, стихи, шефнер вадим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments