жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

О политике. Цитаты, стихи, видео ( 12 ). Часть 2




***

...Главное – найти врага. Враг – это стимул. Без стимула нет развития. Если нет врага, люди начинают искать недостатки в самих себе. А это вредно для здоровья. От этого становишься рефлексирующим дерьмом. Что может быть хуже рефлексирующего дерьма? Нужна ясность. Вот враг. Он плохой. Он во всем виноват. Размажь его по стенке, и тебе сразу станет легче..."

(П.Дашкова "Образ врага")


***


"15 лет Путин у власти. 15 лет – это почти столько, сколько хватило Советскому Союзу, чтобы из послевоенной разрухи подняться до полета Гагарина в космос. А разрушенной той же войной Европе вернуться к абсолютно нормальной человеческой жизни, пусть и без космоса. 15 лет Китаю хватило, чтобы превратиться в мировую супердержаву и завалить весь мир всеми товарами, какие только есть. Что за это время сделали мы?.."...

http://www.echo.msk.ru/programs/repl/1456764-echo/








***

Я устал от двадцатого века,
От его окровавленных рек.
И не надо мне прав человека,
Я давно уже не человек.

Я давно уже ангел, наверно.
Потому что печалью томим
Не прошу, чтоб меня легковерно
От земли, что так выглядит скверно,
Шестикрылый унес серафим.

Владимир Соколов




***






***


Двадцать лет назад культовый советский и российский фантаст Борис Стругацкий опубликовал в газете «Невское время» заметку под названием «Фашизм — это очень просто. Эпидемиологическая памятка». Приводим ее текст целиком.


Чума в нашем доме. Лечить ее мы не умеем. Более того, мы сплошь да рядом не умеем даже поставить правильный диагноз. И тот, кто уже заразился, зачастую не замечает, что он болен и заразен.

Ему-то кажется, что он знает о фашизме все. Ведь всем же известно, что фашизм – это черные эсэсовские мундиры, лающая речь, вздернутые в римском приветствии руки, свастика, черно-красные знамена, марширующие колонны, люди-скелеты за колючей проволокой, жирный дым из труб крематориев, бесноватый фюрер с челочкой, толстый Геринг, поблескивающий стеклышками пенсне Гиммлер и еще полдюжины более или менее достоверных фигур из «Семнадцати мгновений весны», из «Подвига разведчика», из «Падения Берлина»...


О, мы прекрасно знаем, что такое фашизм – немецкий фашизм, он же гитлеризм. Нам и в голову не приходит, что существует и другой фашизм, такой же поганый, такой же страшный, но свой, доморощенный.

И наверное, именно поэтому мы не видим его в упор, когда он на глазах у нас разрастается в теле страны, словно тихая злокачественная опухоль.

Мы, правда, различаем свастику, закамуфлированную под рунические знаки. До нас доносятся хриплые вопли, призывающие к расправе над инородцами. Мы замечаем порой поганые лозунги и картинки на стенах наших домов. Но мы никак не можем признаться себе, что это тоже фашизм. Нам все кажется, что фашизм – это черные эсэсовские мундиры, лающая иноземная речь, жирный дым из труб крематориев, война...

Сейчас Академия наук, выполняя указ президента, лихорадочно формулирует научное определение фашизма. Надо полагать, это будет точное, всеобъемлющее, на все случаи жизни определение. И разумеется, дьявольски сложное.

А между тем фашизм — это просто. Более того, фашизм — это очень просто!

Фашизм есть диктатура националистов. Соответственно, фашист – это человек, исповедующий (и проповедующий) превосходство одной нации над другими и при этом активный поборник «железной руки», «дисциплины-порядка», «ежовых рукавиц» и прочих прелестей тоталитаризма.

И все. Больше ничего в основе фашизма нет. Диктатура плюс национализм. Тоталитарное правление одной нации. А все остальное – тайная полиция, лагеря, костры из книг, война – прорастает из этого ядовитого зерна, как смерть из раковой клетки.

Возможна железная диктатура со всеми ее гробовыми прелестями, скажем диктатура Стресснера в Парагвае или диктатура Сталина в СССР, но, поскольку тотальной идеей этой диктатуры не является идея национальная (расовая), это уже не фашизм. Возможно государство, опирающееся на национальную идею, скажем Израиль, но, если отсутствует диктатура («железная рука», подавление демократических свобод, всевластие тайной полиции), это уже не фашизм.

Совершенно бессмысленны и безграмотны выражения типа «демофашист» или «фашиствующий демократ». Это такая же нелепость, как «ледяной кипяток» или «ароматное зловоние».

Демократ, да, может быть в какой-то степени националистом, но он по определению враг всякой и всяческой диктатуры, а поэтому фашистом быть просто не умеет. Так же как не умеет никакой фашист быть демократом, сторонником свободы слова, свободы печати, свободы митингов и демонстраций, он всегда за одну свободу — свободу Железной Руки.

Могу легко представить себе человека, который, ознакомившись со всеми этими моими дефинициями, скажет (с сомнением): «Этак у тебя получается, что лет пятьсот-шестьсот назад все на свете были фашистами: и князья, и цари, и сеньоры, и вассалы...»

В каком-то смысле такое замечание бьет в цель, ибо оно верно «с точностью до наоборот»: фашизм – это задержавшийся в развитии феодализм, переживший и век пара, и век электричества, и век атома и готовый пережить век космических полетов и искусственного интеллекта.

Феодальные отношения, казалось бы, исчезли, но феодальный менталитет оказался живуч и могуч, он оказался сильнее и пара, и электричества, сильнее всеобщей грамотности и всеобщей компьютеризации.

Живучесть его, безусловно, имеет причиной то обстоятельство, что корнями своими феодализм уходит в дофеодальные, еще пещерные времена, в ментальность блохастого стада бесхвостых обезьян: все чужаки, живущие в соседнем лесу, отвратительны и опасны, а вожак наш великолепно жесток, мудр и побеждает врагов. Эта первобытная ментальность, видимо, не скоро покинет род человеческий. И поэтому фашизм – это феодализм сегодня. И завтра.

Только, ради бога, не путайте национализм с патриотизмом! Патриотизм – это любовь к своему народу, а национализм – неприязнь к чужому. Патриот прекрасно знает, что не бывает плохих и хороших народов – бывают лишь плохие и хорошие люди. Националист же всегда мыслит категориями «свои-чужие», «наши-не наши», «воры-фраера», он целые народы с легкостью необыкновенной записывает в негодяи, или в дураки, или в бандиты.

Это важнейший признак фашистской идеологии – деление людей на «наших и не наших». Сталинский тоталитаризм основан на подобной идеологии, поэтому-то они так похожи, эти режимы – режимы-убийцы, режимы – разрушители культуры, режимы-милитаристы. Только фашисты людей делят на расы, а сталинисты – на классы.

Очень важный признак фашизма — ложь.

Конечно, не всякий, кто лжет, фашист, но всякий фашист обязательно лжец. Он просто вынужден лгать.

Потому что диктатуру иногда еще как-то можно худо-бедно, но все-таки разумно обосновать, национализм же обосновать можно только через посредство лжи – какими-нибудь фальшивыми «Протоколами» или разглагольствованиями, что-де «евреи русский народ споили», «все кавказцы – прирожденные бандиты» и тому подобное. Поэтому фашисты лгут. И всегда лгали. И никто точнее Эрнеста Хемингуэя не сказал о них: «Фашизм есть ложь, изрекаемая бандитами».

Так что если вы вдруг «осознали», что только лишь ваш народ достоин всех благ, а все прочие народы вокруг – второй сорт, поздравляю: вы сделали свой первый шаг в фашизм. Потом вас осеняет, что высоких целей ваш народ добьется, только когда железный порядок будет установлен и заткнут пасть всем этим крикунам и бумагомаракам, разглагольствующим о свободах; когда поставят к стенке (без суда и следствия) всех, кто идет поперек, а инородцев беспощадно возьмут к ногтю...

И как только вы приняли все это – процесс завершился: вы уже фашист. На вас нет черного мундира со свастикой. Вы не имеете привычки орать «Хайль!». Вы всю жизнь гордились победой нашей страны над фашизмом и, может быть, даже сами лично приближали эту победу. Но вы позволили себе встать в ряды борцов за диктатуру националистов – и вы уже фашист. Как просто! Как страшно просто.

И не говорите теперь, что вы совсем не злой человек, что вы против страданий людей невинных (к стенке поставлены должны быть только враги порядка, и только враги порядка должны оказаться за колючей проволокой), что у вас у самого дети-внуки, что вы против войны... Все это уже не имеет значения, коль скоро приняли вы Причастие Буйвола.

Дорога истории давно уже накатана, логика истории беспощадна, и, как только придут к власти ваши фюреры, заработает отлаженный конвейер: устранение инакомыслящих – подавление неизбежного протеста – концлагеря, виселицы – упадок мирной экономики — милитаризация — война...

А если вы, опомнившись, захотите в какой-то момент остановить этот страшный конвейер, вы будете беспощадно уничтожены, словно самый распоследний демократ-интернационалист.

Знамена у вас будут не красно-коричневые, а, например, черно-оранжевые. Вы будете на своих собраниях кричать не «Хайль», а, скажем, «Слава!»

Не будет у вас штурмбаннфюреров, а будут какие-нибудь есаул-бригадиры, но сущность фашизма – диктатура нацистов — останется, а значит, останутся ложь, кровь, война – теперь, возможно, ядерная.

Мы живем в опасное время. Чума в нашем доме. В первую очередь она поражает оскорбленных и униженных, а их так много сейчас.

Можно ли повернуть историю вспять? Наверное, можно – если этого захотят миллионы. Так давайте же этого не хотеть. Ведь многое зависит от нас самих. Не все, конечно, но многое».

Борис Стругацкий, 1955








***

И снова течет с экрана
Прогоркло-гнилая чушь,
Довольная пасть тирана
Плюет в миллионы душ.

Под пафосный посвист плёток,
Под пыльные миражи
Глумливый оскал решёток
Сочится слюною лжи.

И лязгают ржаво звенья,
И душит навозом хлев,
И черная желчь презренья
Рождает багровый гнев!

Мириться с плюгавой швалью
Трудней, чем идти на бой,
И ненависть станет сталью,
И честь пропоет трубой.

И нету желаний, кроме
Удушье остановить -
Давить эту вошь на троне,
Любою ценой - давить!

Однако державной мрази,
Не морща во гневе лбов,
Но дружно зайдясь в экстазе,
Внимает толпа рабов.

И славят, и бьют поклоны,
И лижут наперебой,
И счастливы встать в колонны
Шагающих на убой.

Зачем же пред горсткой сброда
Они расшибают лоб?
Неужто толпы народа
Сильнее мундирный клоп?

Продажны? Глупы? Не каждый,
И помнят свободы дни -
Зачем же холопьей жаждой
Объяты опять они?

Причина не в том, что туже
Сжимают кольцо псари;
Раб - это не цепь снаружи,
Но жажда цепей внутри!

И тщетно твердить баранам
Про волю как цель борьбы:
Не раб порожден тираном -
Тиранов родят рабы!

И в том, чтобы свергнуть гада,
Конечно же, нет греха,
Но вскоре, как прежде, стадо
Потребует пастуха.

И не исцелится рана,
И сделает круг резьба…
Свободный, убей тирана,
Но прежде - убей раба!

Все прочее - бесполезно,
Хоть замыслы хороши,
И нагло глумится бездна
Ухмылкой верховной вши…


Юрия Нестеренко



************************************************************************

А вдруг мы тоже - зомби? (неожиданная статья, найденная на одном из православных сайтов)


Мой комментарий: Как причудливо тасуется колода! Я часто повторяю эту знаменитую булгаковскую фразу, когда сталкиваюсь с чем-то совершенно неожиданным. Так было и в этот раз.
Я случайно набрела на эту статью. Если честно - еще до ее прочтения я очень предвзято к ней отнеслась и почти была уверена в том, что именно я там прочитаю. Как оказалось, к огромному моему удивлению и удовольствию, я оказалась не права, а статья несла в себе совершенно другой посыл, вполне объективный и справедливый.
Я уже отвыкла от таких здравых мыслей, исходящих от российских СМИ, тем более православных. Правда, статья эта была написана еще год назад. Возможно, это случилось потому, что тогда этот самый зомбоящик еще не прошелся так массово по всем головам, и людям еще были свойственны критичность и здравомыслие...



А вдруг мы тоже – зомби?

Сергей Худиев | 01 августа 2014 г.



Если я и Вы зомбированы пропагандой, мы – последние, кто это заметим. Возможно, мы жестоко обманываемся – или нас обманывают. Это не обязательно значит, что они там, на той стороне, правы – скорее всего, они находятся в таком же бедственном положении.

А вдруг мы тоже – зомби?

Весьма возможно, я зомбирован пропагандой, моя способность рассуждать здраво и принимать разумные решения нарушена. Не исключено, что и мой разум, и мое нравственное чувство фатально ослаблены манипуляцией умелых агитаторов. Во всяком случае, я не стал бы исключать такой возможности – и вот почему.

Как-то я читал книгу по истории Англии. Речь там шла о страшной эпидемии Черной смерти, пришедшей с континента. Проникнув на остров с юга, из Франции, чума поразила Англию и двинулась на север, к Шотландии.

Гордые и независимые шотландцы дивились на кару, постигшую надменных англичан за великие их грехи, полагая, что они сами иммунны, их чума не затронет. С чего они это взяли – непонятно. Физиологически организм шотландца ничем не отличается от организма англичанина – или организма итальянца, немца или француза, где чума побывала раньше. Не было никаких оснований полагать, что чума пощадит шотландцев, кроме их глупого самомнения. Она и не пощадила – зараза опустошила Шотландию, как и другие земли до этого.

Во всех учебниках приводится классический пример силлогизма –

1. Все люди смертны.

2. Сократ – человек.

3. Следовательно, Сократ смертен.

Шотландцам стоило бы взять логику на вооружение и рассудить:

1. Все люди уязвимы для чумы.

2. Шотландцы – люди.

3. Следовательно, шотландцы уязвимы для чумы.

Просто? Но, увы, у нас перед глазами множество примеров того, как людям эта простая логика просто не приходит в голову. Они пишут о том, как зомбированы пропагандой люди, не разделяющие их взглядов на текущий конфликт, – как им промыты мозги, как полностью разрушены их разум и совесть, как напрочь отключена их способность к критическому мышлению, и в какой лютый и неистовый бред они, несчастные, верят.

В самом деле, как такое может быть? Почему люди с той стороны не видят всей низости, подлости и кровожадности тех, кого они поддерживают, и не понимают нашей чистоты и благородства? Почему они не понимают, как жестоко они обмануты? Как они могут поддерживать такие явные и тяжкие преступления?

Очевидно, они зомбированы пропагандой. Пропаганда совершенно съела им мозг, и мы можем только со скорбью увещевать их не смотреть соответствующее ТВ. Но тщетно. Мозг уже съеден.

Пропаганда, как мы видим, страшная сила. Она может совершенно лишить разума население целых областей – даже целых стран. И тут мы медленно, осторожно, подходим к мысли, слишком страшной, чтобы ее высказать вслух. Но, зажмурившись, выскажем.



Мы-то с чего взяли, что мы иммунны? Мы видим, как пропаганда доводит людей до совершенно зомбообразного состояния. Чем мы от них отличаемся? Мы с другой планеты? У нас другая физиология? У нас мозг функционирует под другой операционной системой?

Конечно, мы ясно видим, что в то время, как на другой стороне люди верят в лютый бред, мы стоим на стороне добра и правды, честно оценивая то, что происходит.

Но беда в том, что они там тоже уверены о себе, что это мы зомбированы, а они видят правду как она есть, объективно и беспристрастно отвергая любые попытки как-то их поколебать – потому что лживость этих попыток очевидна всякому честному человеку. Человек, зомбированный пропагандой, непоколебимо уверен о себе, что уж кто-то, а он тут не зомбирован. Это обязательный симптом. Как психиатры говорят, отсутствие критики. Чем глубже человек погружен в безумие, тем труднее ему отдавать себе в этом отчет.

Если я и Вы зомбированы пропагандой, мы – последние, кто это заметит. Возможно, мы жестоко обманываемся – или нас обманывают. Это не обязательно значит, что они там, на той стороне, правы – скорее всего, они находятся в таком же бедственном положении.

Можно ли что-то с этим сделать? Да, кое-что можно. Есть бессмертная цитата выдающегося психиатра, психолога и философа Виктора Франкла: «Я видел параноиков, которые из своих иллюзорных идей преследования убивали своих мнимых врагов; но я встречал также параноиков, которые прощали своих предполагаемых противников. Эти параноики действовали, исходя не из своего психического расстройства, а скорее реагировали на это расстройство, исходя из своей человечности».


В самом деле, паранойя, бредовое расстройство – очень тяжелый психиатрический симптом, когда человеку кажется, что все сговариваются против него. За спиной у него шепчутся, в машине, остановившейся у подъезда, сидят агенты КГБ, ЦРУ или масоны, самые близкие люди намереваются его прикончить, уличные фонари подают друг другу зловещие знаки, предвещающие ему скорую смерть.

Человек в таком состоянии может бежать в другой город или вовсе в лес. Преследуемый призраками, он может, хуже того, совершить убийство или самоубийство, думая избежать страшной участи попасться в руки своих «врагов».

Но человек может – действительно может – крепко держаться за заповедь. Да, агенты КГБ отравили всю воду в кране, госдеп следит за моей перепиской, и вообще враги всей своей враждебной сутью навалились и вредят – но убивать я никого не буду. И подстрекать к убийству тоже никого не буду.

Мы все принимаем решения в условиях недостаточной или искаженной информации. Так бывает – сегодня люди пламенно верят в одно, а через какое-то время убеждаются, что их жестоко обманули. Поэтому не стоит принимать необратимых решений – таких как решение идти убивать и умирать. Если Вы кого-то убьете, а потом окажется, что зря, или погибните зря, вернуть ничего будет нельзя.

Да, возможно мы все тут зомбированы. А возможно, просто встревожены, разгневаны и глубоко удручены. Вцепимся в заповеди Божии и будем их крепко держаться – Бог сказал «не убий». Если уж ошибаться, лучше по ошибке удержаться от убийства, чем по ошибке убить.


Источник: http://www.pravmir.ru/a-vdrug-myi-tozhe-zombi/#ixzz3cNVq4Pxr

*****************



Национализм - измышления о том, будто государство, подданным которого ты оказался, единственное настоящее божество, а остальные государства - божества фальшивые, будто у всех этих божеств - настоящих или фальшивых, не важно - умственное развитие малолетних преступников и будто любой конфликт на почве престижа, власти или денег - это крестовый поход во имя добра, правды и красоты.

Олдос Хаксли. Обезьяна и сущность


********


Нарциссический патриотизм (замечательно!)
апрель, 2015

tumbalele



Приближается праздник Победы, и, честно говоря, то, во что обычно у нас выливается празднование этого, без сомнения, важного события, у меня никакой радости не вызывает. Трескучий пафос – для меня это самый главный спутник Девятого мая в общественном пространстве. Трескучий пафос и неудержимый нарциссический патриотизм с национализмом, когда огромное количество людей присваивают себе то, чего не совершали или к чему непричастны.


Что обычно понимается под патриотизмом? Я просмотрел целый ряд определений, но в целом они вполне соответствуют тому, которое дано в Википедии: социальное чувство, содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы. Опущу вторую часть определения, про «готовность подчинить», а то совсем в другую степь уйду. Остановлюсь на патриотизме как любви к Отечеству/Родине.


Сам патриотизм для меня лично складывается из трех чувств, направленных на страну или народ: любовь, уважение и гордость.


Любовь выражается через «хорошо, что ты есть, страна/народ». Просто хорошо, и неважно, насколько велика страна или ее история, как много великих людей родилось в этой стране или насколько потрясающа ее природа. Кстати, навязчивое желание рассуждать о величии страны или воспевание её славы мне говорят о том, что безусловной любви-привязанности к этой стране нет. «Великий» и «слава чему-то!» для меня слова-маркеры нарциссического патриотизма или национализма. Живут же как-то жители Люксембурга без великих завоевателей и исторических свершений. Не страдают вроде.


Уважение: «я вижу в тебе, страна/народ, особенности, которыми с удовольствием обладаю или обладал бы сам». Например, политика такой-то страны осуществляется так, как я бы хотел, чтобы она осуществлялась. Уважать можно как свою страну/народ, так и другие.


Гордость: «я каким-то образом причастен к чему-то очень хорошему и достойному, что есть в стране/народе». Вот в гордости и лежит камень преткновения. Любить и уважать можно как свое, так и чужое, а вот гордиться мы можем только «своим», только тем, к чему ощущаем свою личную сопричастность (подробнее я об этом писал здесь).


То есть для гордости, во-первых, необходимо размежевание на своих и чужих. Во-вторых, необязательно что-то делать - достаточно только обладать чувством принадлежности к чему-либо. Кроме того, гордость является чувством, противоположным стыду, и им крайне сложно ужиться вместе, либо одно, либо другое. Особенно если гордость носит общий характер: не за конкретное действие/событие, а «вообще». При этом для возникновения стыда точно также необходимо ощущение личной сопричастности к тому, чего стыдишься. Чувствуете ловушку? Способность стыдиться помогает гордости не превратиться в гордыню, а гордость позволяет стыдиться чего-либо, не впадая в полное самоуничижение.


Но что будет, если начнется чрезмерное «накачивание» какого-либо полюса? Придется всеми силам подавлять противоположное качество. Проявляется такой феномен, о котором, применительно к выбору религиозных конфессий, говорил М.Чиксентмихайи: "Те, ко ищет успокоения в существующих церквях, часто вынуждены платить за внутреннюю гармонию молчаливым согласием игнорировать огромную массу всего, что известно о том, как устроен мир". В современной России, на мой взгляд, наблюдается специфическое расщепление: «государственники» и «консерваторы» принялись отвечать за гордость, а «либералы» - за стыд. (!!! выделено мною.) И тогда «государственнический» подход к патриотизму – это игнор неприглядных страниц в истории страны, а «либеральный» - тотальный стыд и игнорирование любых позитивных тенденций.


Нарциссический патриотизм раздувается от гордыни, и игнорирует любой намек на то, что «не все так хорошо, как кажется на первый взгляд». Праздничный пафос перекачан этой гордостью, мутирующей в гордыню, и чем дальше во времени от Победы, тем больше пафоса, становящегося приторным и вызывающим в конечном итоге отвращение, желание держаться от него подальше. «Мы самые крутые! Да мы Гитлера одной левой! Да союзники нам никак не помогли! Сталин великий полководец!». И все, никаких вопросов по поводу огромных потерь, страшных окружений-котлов, сотрудничества с Гитлером в 1939-1941 гг., войны с Финляндией, захвата Прибалтики и Бессарабии (она же Молдавия) и прочих «мелочей» вроде Катыни. Победа спишет все, гордыня переедет стыд? Увы, но точно такой же механизм вытеснения стыда работает в бесстыдных маршах ветеранов СС в Прибалтике и превращения тамошних концлагерей в «воспитательные колонии». То же самое - в героизации украинских нацистов и националистов, в «Украина превыше всего» и шельмовании абсолютно всего советского. Взращивание исторических обид отлично способствует возникновению «праведного гнева», когда ты святой, а обидчик – дьявол, и все сильнее и сильнее надувается нарциссический шар, вытесняя не только стыд, но и любовь с уважением… Один из уроков истории и социальной психологии заключается в том, что базовые механизмы поведения людей у всех общие. И склонность к «оболваниванию», «зомбированию» и вытеснению неприятных чувств из сознания - не специфически-национальная, а общечеловеческая. Турция, Германия и Руанда не дадут забыть о этом уроке.


Почему происходит «перенакачка» патриотизма гордостью? Ответ прост, и давался уже много раз: в качестве компенсации. Чем меньше любви и уважения к себе и чем больше вокруг поводов для стыда, тем больше искушение закрыть на все это глаза и слиться в экстазе с чем-то достойным и хорошим. Гордиться прошлыми победами проще и слаще, чем гордиться своим личным вкладом в нынешнее процветание страны. Гордиться «дедами за Победу» намного приятнее, чем задуматься – а есть ли повод у дедов гордиться нами? Можно гордиться победами, которые одержал не ты, но «свои» - тоже подпорка. Слабая, правда.


Хочется гордиться страной и предками? Это приятное чувство, и дающее опору, если оно не заглушает способность смотреть в самые неприглядные страницы истории родной страны. «Великие нации», «великие страны», «славные страницы прошлого…». По поводу ценности истории не для извлечения уроков, а для нарциссического патриотизма/гордыни лучше всего написано у Шелли.



Я встретил путника; он шёл из стран далёких
И мне сказал: вдали, где вечность сторожит
Пустыни тишину, среди песков глубоких
Обломок статуи распавшейся лежит.


Из полустёртых черт сквозит надменный пламень,
Желанье заставлять весь мир себе служить;
Ваятель опытный вложил в бездушный камень
Те страсти, что могли столетья пережить.


И сохранил слова обломок изваянья: —
«Я — Озимандия, я — мощный царь царей!
Взгляните на мои великие деянья,
Владыки всех времён, всех стран и всех морей!»


Кругом нет ничего… Глубокое молчанье…
Пустыня мёртвая… И небеса над ней…

(пер. Бальмонта)


Вот что имеет настоящее и вечное значение. Земля. И люди на Земле. А не надутый пафос Озимандии...


******************************

Ода кнопке "бан"

Не в первый раз наблюдаю картину, как люди, которые не знают в своей жизни никакого другого опыта организации своей жизни, кроме насилия и самонасилия, комментируя мои миротворческие посты, полагают, что если не лезть в драку, когда кто-то не прав - значит, ничего не делать. Детский сад, штаны на лямках. Есть же кнопка "бан".

Бан - это аналог двери в вашу квартиру или в ваш рабочий кабинет. Он позволяет вам сохранять свою территорию в чистоте от посторонних людей.
Это очень странно, когда люди, которые возмущаются, что их банят за "мнение", не возмущаются, что их не впускают во все квартиры подряд, а даже если не подряд, но там, где их поведение не приглянулось.
Это очень смешно, когда человек ожидает, что он так значим и велик, что все должны его слушать.
Это очень глупо обвинять кого-то, кто не хочет вас слушать в том, что он не желает слышать других мнений. Всё просто: он не желает слушать именно ВАС. Вы ему неприятны. Конкретно вы. А не вообще все другие мнения.

Смело и с полным правом пользуйтесь кнопкой "бан", не позволяя тем, кто вам не нравится, с#ать вам в мозг, портить воздух на вашей странице своими непереваренными эмоциональной жвачкой и словесной отрыжкой.
И если смело, весело и задорно это делать (банить), то через некоторое время в интернете сформируется здоровое общество: забаненные вынуждены будут учиться общаться.

Человека, который ходит на чужие страницы возмущаться, критиковать, уличать, обличать, говорить гадости и выражать свое "фи", подвигает на такие поступки переживания о том, что его, такого прекрасного и продвинутого, должны услышать другие и признать, какой он умный, потому что без этого он себя признанным не чувствует.
Если вы заняты своим делом, саморазвитием и точно понимаете, что у вас самого куча нерешенных задач (у меня, например, куча дел, и все время появляются новые), вам не придет в голову тратить свое время и энергию на эту бессмысленную болтовню. (О, сколько я потратила времени на троллинг ни в чем неповинных людей, прежде, чем это осознала! Зато про троллинг я теперь знаю всё и со всех сторон.)

Каждый, кто хочет кому-то рассказать, в чем он не прав, мог бы получить намного больше пользы в своей жизни, если бы он сам хоть на йоту попытался сдвинуться в собственной жизни и поправить свои дела, и вложить в это свою энергию, которую он расходует на то, чтобы кидаться камнями в того, кто занят своим делом.

Когда я вижу такого человека, у меня про его "мнение" нет никаких вопросов: этот человек занимается полной фигней, и его мнение не стоит выеденного гроша и ломаного яйца. Именно потому, что он занимается фигней. То есть, ничему полезному и хорошему у него научиться нельзя. И поэтому ничего ценного он сказать в принципе не может.

rubstein


*****************************






















Tags: #ать, видео, забавные картинки, искусство спорить, нестеренко юрий, политика, россия, руб-границы, рубштейн, соколов владимир, статьи, стругацкие, цитаты о политике
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments