жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Евгений Евтушенко. Гражданская лирика ( 4 ). Часть 2




* * *

В судьбе малайзийского самолета
виновен не кто-то отдельный, а что-то.
Оно безымянно везде расползлось –
отчаянье, бедность, изгойство и злость.


Как будто бы разума поврежденье,
народы охватывает «овражденье»,
привыкли все кажущиеся друзья,
что жить без подслушиванья нельзя.


Так повелось, что других среди паники
вечно винят притворные паиньки.
Есть человеческих жизней утраты?
Паинек нет. Все во всем виноваты.


Пушкин, Шевченко с Уитменом вместе
нас призывают к братству и чести,
тень непрощающая Толстого,
не всепрощающая – Христова.
Ведь не была бы душа и Христа
при всепрощенчестве так чиста!


А во Вьетнаме разбомбленный Будда
от самолетного каждого гуда
вздрагивает и смотрит оттуда,
где изо лжи выползает война.
Он-то уж знает, что значит она.


Хватит друг в друга пальцами тыкать
минам – в планете истыканной тикать.
Все-таки мы не в средневековье.
И останавливание крови
нужно немедля, но не сгоряча
и от политика, и от врача.


Задумайтесь, Кремль с Вашингтоном и Принстоном,
о шаре земном, нам до боли единственном,
а то и его «овражденье» собьет,
как этот оплакиваемый самолет.


Вас двести восемьдесят и пять.
За что на земле вас не будет опять?
И плачу я, ваш неназванный брат.
Простите за это. И я виноват.


18–19 июля 2014 года Талса, Оклахома




ЕЛАБУЖСКИЙ ГВОЗДЬ
Памяти М. Цветаевой


Помнишь, гераневая Елабуга,
ту городскую, что вечность назад
долго курила, курила, как плакала,
твой разъедающий самосад?

Бога просила молитвенно, ранено,
чтобы ей дали белье постирать.
Вы мне позвольте, Марина Ивановна,
там, где вы жили, чуть-чуть постоять.

Бабка открыла калитку зыбучую:
"Пытка под старость - незнамо за что.
Ходют и ходют - ну прямо замучили.
Дом бы продать, да не купит никто.

Помню - была она строгая, крупная.
Не подходила ей стирка белья.
Не получалось у ней с самокрутками.
Я их крутила. Веревку - не я".

Сирые сени. Слепые. Те самые,
где оказалась пенька хороша,
где напослед леденяющею Камою
губы смочить привелось из ковша.

Гвоздь, а не крюк.
Он граненый, увесистый -
для хомутов, для рыбацких снастей.
Слишком здесь низко,
чтоб взять и повеситься.
Вот удавиться - оно попростей.

Ну а старуха, что выжила впроголодь,
мне говорит, словно важный я гость:
"Как мне с гвоздем-то?
Все смотрят и трогают.
Может, возьмете себе этот гвоздь?"

Бабушка, я вас прошу как о милости, -
только не спрашивайте опять:
"А отчего она самоубилась-то?
Вы ведь ученый. Вам легче понять".

Бабушка, страшно мне в сенцах и комнате.
Мне бы поплакать на вашем плече.
Есть лишь убийства на свете, запомните.
Самоубийств не бывает вообще.




***

Подавляющее большинство,
пахнешь ты, как навозная роза
и всегда подавляешь того,
кто высовывается из навоза.

Удивляющее меньшинство,
сколько раз тебя брали на вилы!
Подавляющее большинство,
сколько гениев ты раздавило!

В подавляющем большинстве
есть невинность преступная стада,
и козлы-пастухи во главе,
и тупое козлиное: Надо!

Превеликое множество зла
подавляет добро, не высовываясь...
Счастлив я, что у слова "совесть"
нету множественного числа!





Прощание с красным флагом

Прощай, наш красный флаг...
             С кремля ты сполз не так,
 как поднимался ты -
             пробито,
                         гордо,
                                     ловко
 под наше "так-растак"
             на тлеющей рейхстаг,
 хотя шла и тогда
             вокруг древка мухлёвка.
 Прощай, наш красный флаг...
             Ты был нам брат и враг.
 Ты был дружком в окопе,
             надеждой всей Европе,
 но красной ширмой ты
             загородил ГУЛАГ
 и стольких бедолаг
             в тюремной драной робе.
 Прощай, нащ красный флаг...
             Ты отдохни,
                               приляг,
 а мы помянем всех,
             кто из могил не встанут.
 Обманутых ты вёл
             на бойню,
                         на помол,
 но и тебя помянут -
             ты был и сам обманут.
 Прощай, наш красный флаг...
             Ты не принёс нам благ.
 Ты с кровью, и тебя
             мы с кровью отдираем.
 Вот почему сейчас
             не выдрать слёз из глаз
 так зверски по зрачкам
             хлестнул ты алым краем.
 Прощай, наш красный флаг...
             К свободе первый шаг
 мы сделали в сердцах
             по собственному флагу
 и по самим себе,
             озлобленным в борьбе.
 Не растоптать бы вновь
             очкарика "Живагу".
 Прощай, наш красный флаг...
             С наивных детских лет
 играли в "красных" мы
             и "белых" больно били.
 Мы родились в стране,
             которой больше нет,
 но в Атлантиде той
             мы были,
                         мы любили.
 Лежит наш красный флаг
             в Измайлове врастяг.
 За доллары его
             толкают наудачу.
 Я зимнего не брал.
             Не штурмовал рейхстаг.
 Я - не из "коммуняк".
             Но глажу флаг и плачу...
 1992


Tags: евтушенко евгений, история, политика, россия, стихи, цветаева марина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments