жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Цитаты из прочитанных книг. Вопреки абсурду. Как я покорял Россию, а она - меня. Леннарт Дальгрен.





Эта книга - воспоминания человека, который открывал первые магазины Икеа в России.
Леннарт Дальгрен был назначен генеральным директором российского подразделения Икеа в 1998 году, когда мало кто в России слышал название этой компании. И с тех пор, особенно в первые годы, он каждый день сталкивался с противодействием российской бюрократической машины, бессмысленной и беспощадной. Но вопреки порой абсурдному противостоянию Леннарту Дальгрену удалось добиться впечатляющих результатов - открыть крупные торговые центры в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Самаре, Екатеринбурге и других городах.

В своих воспоминаниях он не ограничивается хронологией борьбы с московскими и подмосковными чиновниками самого высокого уровня, не стесняясь называть имена и высказывать собственную, порой весьма нелицеприятную интерпретацию событий.

В книге множество бытовых наблюдений шведа, оказавшегося полностью погруженным в российскую деловую и культурную среду и сохранившего при этом непредвзятый и сочувственный взгляд человека, навсегда полюбившего эту страну.

Он не пытается отталкиваться от многочисленных западных штампов в отношении России и русских, не заигрывает с западным читателем. С другой стороны, не пытается научить русского читателя уму-разуму - не дает советов, как нам жить в нашей стране и какими быть, признает право России на собственный путь и даже мимоходом советует Западу не требовать от России полной и мгновенной подстройки под нормы демократии.

Леннарт предельно корректен и чересчур этичен, когда рассказывает о российских чиновниках и бизнесменах и их странном поведении - хотя вполне мог бы расценивать его сплошь и рядом как неприемлемое.

И все же он не так прост, как можно порой подумать...


*********************************************************************************************



"Нормально" - вне всякий сомнений, одно из самых употребимых слов русского языка. Все у них нормально. Как дела - нормально. Как здоровье - нормально. О чем ни спросить - все нормально. При этом я не уставал удивляться, есть ли в России хоть что-нибудь, что вписывается в мое понимание нормы.




Я понял, что логические аргументы хороши, когда хочешь помериться силой с кем-либо, но если цель - достичь взаимопонимания, гораздо более эффективно найти с собеседником точки соприкосновения, которые станут основой для дальнейшего диалога.




Вообще мне всегда было любопытно наблюдать, как относятся к власти простые россияне. По моим наблюдениям, они при любой возможности станут злоупотреблять ею. Причем не только милиционеры, таможня, чиновники (с ними все и так ясно), но и врачи, журналисты, произвольно цитирующие ваши слова, учителя в школе, оценивающие не всегда и не только знания детей, и так далее. Удивительно, до чего власть может менять людей.




Нам угрожали отключить электричество на праздники, чтобы магазин не смог работать. Нас вынуждали платить штрафы за реальные и вымышленные нарушения. Столь изощренной изобретательностью в поиске поводов к нам придраться можно было даже восхититься.

Однажды ночью выпал снег, Москва покрылась примерно десятисантиметровым белоснежным покровом. Очень красиво! Утром нам выписали очередной штраф за снег на крыше и предписали немедленно его убрать. К вечеру в Московской области, появилась одна-единственная очищенная от снега крыша.




Несмотря на то, что наша закупочная организация начала работать в России еще в конце 1980-х, объемы закупок и количество российских поставщиков ИКЕА росли незначительно. Закупать что-то в России оказалось на удивление непросто. Подозрительное отношение к иностранцам, устаревшая структура производства, недостаток предпринимательского духа и категорическое нежелание внедрять более высокие стандарты качества, необходимые для экспортной продукции, – вот, пожалуй, главные причины, по которым российские промышленники не могли обеспечить конкурентоспособность своей продукции.

Мы, со своей стороны, не могли как-то исправить ситуацию, поскольку вся система производства рассыпалась одновременно с Советским Союзом.



В России есть все, что необходимо для успешного мебельного производства. Есть прекрасная сырьевая база, энергоресурсы и квалифицированная рабочая сила. Не хватает лишь одной, но очень существенной детали, без которой организовать прибыльное мебельное производство практически невозможно и которой российские чиновники обычно не придают особого значения. Производству необходима стабильность, возможность строить реалистичные прогнозы. Любые сбои, задержки и резкие перемены могут свести бизнес-план на нет. Уверен, что именно этим можно объяснить, почему российская мебельная промышленность не развивалась так, как мы рассчитывали. Во всяком случае, но этой причине руководство промышленной группы Swedwood весьма скептически оценивает перспективы дальнейшего развития бизнеса в России. Второе серьезное препятствие – бюрократия и трудность в оформлении разрешений на вырубку леса. Увы, не секрет и то, что эти разрешения не всегда распределяются в соответствии с рыночными правилами.



Меня чрезвычайно интересовало, насколько глубоко коррупция проникла в жизнь и быт россиян, поэтому я при каждом удобном случае обращался с этим вопросом к знакомым.

Примерно половина опрошенных считала нормальной ситуацию, которая с точки зрения шведа выглядит как повсеместная коррупция. Легальное решение многих вопросов занимает очень много времени. Почти всегда процесс можно ускорить, но тогда это обойдется дороже.

Отношение к коррупции в России и Швеции совершенно разное. Швед будет в ужасе и, скорее всего, откажется отвечать на вопрос: «Согласны ли вы доплачивать врачу и медсестрам в больнице, чтобы обеспечить лучший уход за вашими больными детьми?»

Для российской государственной машины коррупция как смазочное масло, не поддаться этому искушению практически невозможно. Зарплаты многих чиновников недостаточно велики. Это приводит к тому, что коррупция пронизывает все российское общество, и все об этом знают. Отрицающий это либо лжет, либо никогда не был в России.

Как же нам удалось с этим существовать? Встречаясь с чиновниками самого разного уровня, я бесчисленное количество раз слышал: «Леннарт, ты должен понять, что мы в России. И дела здесь надо делать так, как это принято у нас».

Возможно, поэтому выход на рынок такой компании, как ИКЕА, воспринимался российской государственной машиной как опасность. Ведь организации, не дающие взяток, ставили под угрозу саму систему.




Как-то я вновь оказался среди людей, с которыми можно было обсудить возможность встречи между Кампрадом и Путиным. Один из присутствующих сказал по-русски, что Икеа вряд ли захочет встречаться с президентом. Я поинтересовался, почему. Не знаю, говорили они серьезно или шутили, но ответ был такой: "Икеа же на всем экономит, а по нашему таксометру встреча с Путиным будет стоить 5-10 миллионов долларов, которые вы никогда не заплатите".




Официальные лица регулярно выступают с заявлениями об усилении мер по борьбе с коррупцией, бюрократией и злоупотреблением служебным положением. Но каких-то изменений к лучшему за все это время мы не заметили. Кто знает, может, президент Дмитрий Медведев, объявивший решение этих проблем своей приоритетной задачей, справится с этим лучше своих предшественников?




Труднее всего мне было смириться с той категорией русских, которые, например, могут без малейшего зазрения совести демонстративно встать в начало очереди. Они плевать хотели на окружающих. Но еще больше меня возмущало то, что те, кого такие нахалы ставят в неудобное положение, молча мирятся с этим! Когда я видел такое, все во мне закипало, и я в очередной раз убеждался: России еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем она станет страной, где у всех равные права. Уверен, что одно из первых проявлений демократического общества – это открытая реакция граждан на любую несправедливость.




Эта страна произвела на меня неизгладимое впечатление. Человеческая искренность, доброта и самоотверженность, богатейшая культура, безграничные просторы, удивительное могущество власти, поразительная динамика роста, неисчерпаемые природные ресурсы, фантастические перспективы. У вас есть все, что только можно пожелать. И я уверен, что вы сумеете распорядиться этим богатством во благо своей страны.




Меня вообще удивило отношение жителей России к смерти и к мертвым. Это одно из ярких и не самых приятных впечатлений, которые мне и моей семье довелось испытать в Москве. Чаще всего мы сталкивались с этим, когда становились очевидцами недавно произошедшей аварии. Меня поразило, что мертвые могут вот так просто лежать на проезжей части, ничем не прикрытые, брошенные, оставленные на всеобщее обозрение. В голове не укладывалось, как может милиционер стоять в двух шагах от трупа и курить, буднично обсуждая что-то с напарником. Прохожие, в свою очередь, как будто считали эту сцену совершенно обыденной, а я весь день после этого не мог прийти в себя. Однажды мы проходили мимо очередной такой страшной аварии, и наша знакомая москвичка, оживившись, с заметной долей любопытства произнесла: «Ого, смотрите – труп!»

Это напомнило мне о размышлениях, которые преследовали меня после посещения места массовых захоронений под Москвой. Почему мы воспринимаем смерть так по-разному?




Ни минуты покоя, когда можно бы заскучать. Все по максимуму, с полной самоотдачей, любить - так любить, ненавидеть - так ненавидеть. Это для меня и есть Россия, если описать ее в двух словах.
Tags: книги, мои книги, политика, россия, цитаты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments