жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Categories:

Семейная психология. Статьи и цитаты. Часть 2




Ученые: добрачный сексуальный опыт делает женщин несчастливыми в браке


Женщины, которые имели нескольких сексуальных партнеров до свадьбы, менее счастливы в браке, чем те, кто сохраняли невинность, показало исследование. На мужчин выявленная закономерность не распространяется.

Как выяснилось, более половины замужних женщин, которые до свадьбы не имели интимных отношений вовсе, или ограничивались будущим мужем, довольны своим браком. Среди тех, кто имел не менее двух партнеров, процент счастливых жен снижается до 42. А женщины, которые до свадьбы имели отношения с 10 и более мужчинами, бывают счастливы в браке только в 22% случаев, пишет The Daily Mail со ссылкой на исследование университета Вирджинии.

Американские ученые Гален Рудес и Скотт Стенли в своем докладе отмечают, что "то, что происходит в Вегасе, не остается в Вегасе". Это означает, что наши прошлые переживания, особенно когда речь идет о любви, влияют на наше будущее супружество.

По мнению ученых, те, кто имел больше партнеров, с трудом смиряются с недостатками своих мужей и жен, потому что знакомы с альтернативой. Кроме того, большой опыт расставаний может сделать их отношение к любви предвзятым.

"Многие из поколения YOLO (you only live once - "вы живете только один раз") считают, что то, что происходит в молодости, не влияет на будущее. Но наше исследование рисует иную картину. Это не означает, что добрачный секс обрекает брак на распад, но секс со многими партнерами является серьезной угрозой, если вы хотите настоящую, крепкую семью", - говорится в докладе.

Сексуальные отношения до брака – факты говорят за себя

Напомним, ученые заговорили об эпохе нового пуританства и глобальной сексуальной контрреволюции еще несколько лет назад. В 2012 году Никки Ховартс из Университета Йорка обнаружила, что ее гражданский муж шокирован количеством ее добрачных партнеров. Неосторожная запись в дневнике привела к патологической ревности и краху отношений. Тогда аспирантка факультета антопологии провела исследование, итоги которого оказались сенсационными: 50% женщин и 45% мужчин заявили, что максимальное количество сексуальных партнеров их возлюбленных, с существованием которых они готовы смириться, не превышает 10 человек. При этом как ненормальное воспринимается отклонение как в большую, так и в меньшую сторону. В одном случае создается впечатление неопытности, в другом - распущенности.

Участвовавший в организации исследования владелец сайта знакомств Брэндон Уэйд утверждал, что времена, когда было принято хвастаться большим количеством любовников и любовниц, ушли в прошлое, указывал "Коммерсант".

Выводы британских исследователей подтвердили в Корнелльском университете США. В публикации The Daily Mail говорилось о том, что воздержание на начальном этапе отношений является залогом крепких и счастливых отношений. Особенно показательным является уровень счастья женщин в браке, напрямую связанный, как оказалось, с длительностью "допостельного" периода ухаживания.

А вот большое количество ссор между супругами, как ни удивительно, никак не влияет на уровень счастья в семье, говорится в исследовании опубликованном журналом Journal of Social and Personal Relationships. Как отмечает издание, американские социологи установили: там, где муж и жена слишком мало ссорятся, речь скорее всего идет об охлаждении отношений и скором разрыве. А те, кто бурно ссорятся, как правило умеют не менее эмоционально мириться.

**************************************************************************


Но с годами, анализируя наши конфликты и сама став мамой, я пришла к выводу, что любое родительство — в общем-то, невероятный творческий эксперимент, в котором для всех участников все впервые, где невозможно ничего предугадать и избежать ошибок. И стала совершенно иначе оценивать маму и папу. Без эмоциональной надсадности, без претензий за то, что мне чего-то недодали или в чем-то передо мной виноваты. То есть чем старше я становилась, тем больше понимала мотивы многих их поступков. В том числе и продиктованных страхом за меня.


Сами они когда-то буквально прорывались в Москву, жили бедно, иногда на грани нищеты, и моя относительно беззаботная жизнь, вероятно, казалась им слишком контрастной тем обстоятельствам, в которых выросли они сами. Что диктовало опасения, не вырасту ли я пустым человеком. В результате, стоит признать: даже если их методы не всегда были идеальны, но именно они сформировали меня такой, какая я есть: стойкой, уверенной в себе, способной держать удар. Что, в общем-то, мне в жизни пригодилось, и много раз.


Короче, все мои обиды на родителей улетучились навсегда, давно уже не имею к ним никаких претензий. Ни на секунду. К сегодняшнему дню я принимаю их любыми, обожаю и каждый день благодарю Бога за то, что они живы, здоровы и до сих пор рядом со мной. Ну, и… наблюдаю, как теперь мои дети, наверное, собирают свой рюкзачок обид, которые через какое-то время мне предъявят. Потому что это неизбежная фаза отношений родителей и детей.

Юля Меньшова

*******************************************************************************************


Психологическая задача отца – защита и признание. Если отец готов защитить малыша от крикливой тетки, больших ребят или злой собаки – это породит в нем уверенность: «Мир на моей стороне. Я защищен».

Впоследствии такой человек будет сам отстаивать себя – с любыми людьми, посягающими на его границы. И речь сейчас идет не столько о физической самообороне, сколько об уважении своих прав – например, не делать того, что не хочешь.


Присутствие отца очень важно в жизни ребёнка

Увы, мы чаще встречаемся с тем, что отец номинально присутствует, но не выстраивает никаких эмоциональных отношений с ребенком. Отцы работают. Они очень заняты добыванием хлеба насущного. И… всячески избегают эмоционального контакта со своими детьми.



Но для ребенка присутствие в его жизни отца так же важно, как и матери. Как было сказано выше, без веры отца в своего ребенка он (ребенок) не сможет почувствовать свои права и мужество настаивать на них. В глубине души он остается робким и испуганным, мечтающим о том, чтобы кто-то более сильный защитил его.

Признание – вторая важнейшая задача. Именно отец формирует у ребенка ощущение «Я смогу, у меня получится». Признание – это не что-то особенное. Это всего лишь решение взять детей с собой на рыбалку (своеобразное посвящение в мужскую компанию повышает их самоуважение), или согласиться ответить на их вопросы (признание их ценности), или подбодрить, когда у них что-то не получается (помогает им ощутить веру в себя). Из таких простых вещей ребенок способен сделать вывод, что он ценен, уважаем – а значит, его уважает весь мир.



Проблемы начинаются, если отец конкурирует с детьми, не делая скидку на возраст; обвиняет, контролирует, обесценивает...



Поле конкуренции может быть самое разное – интеллект, например. «Ну-ка, скажи, сколько будет девятью восемь»? – спрашивает он у первоклашки. Получив неверный ответ, радостно называет правильный, всем своим видом демонстрируя, что именно он в семье самый умный. Другое конкурентное поле – игра, спорт. Некоторые отцы, не скрывая злорадства, обыгрывают своих отпрысков, выражая в этой неравной борьбе свое превосходство.



Как наши дети получают душевные раны?...

Случается и так, что как бы ребенок ни старался, чтобы он ни делал, он не может заслужить уважение отца. Хорошо учится – «Можешь лучше», делает успехи в спорте – «Ты еще не олимпийский чемпион», старается помогать по дому – «Мало помогаешь». Рана непризнания может потом болеть всю жизнь. Даже достигнув больших успехов на каком-либо поприще, такой человек будет продолжать слышать теперь уже «внутреннего» отца: «Ты недостаточно хорош».



Ребенок может искать признания у других людей – учителей, приятелей, в последующем – коллег. Но непризнание отца всегда будет напоминать изнутри, что все это – временно. Нужно каждый день доказывать, что ты достоин – этой работы, этого положения в обществе, этого круга. И даже добившись признания, такой человек в глубине души ждет разоблачения – так говорит критикующий и обесценивающий отец внутри него.

Человек, которому посчастливилось иметь признающего его ценность отца, не нуждается в каждодневном доказательстве того, что он достоин уважения. Он уважает сам себя, не лезет из кожи вон, и не заглядывает в чужие глаза, надеясь разглядеть там интерес к себе. И, увы, это огромная редкость.



Особенно тяжелые последствия наступают, если отец проявляет насилие – физическое, эмоциональное, сексуальное. Тогда и мир, который получает в наследство ребенок – это очень опасное место, где сильный всегда прав и может сделать с тобой все, что захочет.



Насилие отца опасно еще и тем, что, несмотря ни на что, он остается важнейшей фигурой, которая, в представлении ребенка, любит его. Так любовь навсегда оказывается связанной с насилием. Впоследствии он сам может проявлять насилие в любви или, например, создавать пары с подавляющими людьми. В его понимании, или «картине мира», как говорят психологи, если нет насилия, то нет и любви.



Трагедия такого наследия заключается еще и в том, что непризнанный и незащищенный ребенок не может психологически вырасти. Другими словами, под оболочкой взрослого продолжает жить маленький мальчик или девочка, которые по-прежнему ищут защиты и признания у архетипических носителей власти и авторитета – государства, начальника, президента, Бога.



Что случится, если мальчикам позволят плакать?

Когда мальчики плачут от обиды, досады, потери – они (так же как и девочки) учатся проживать свою боль. На психологическом уровне это означает: «Да, со мной произошла неприятность, и я имею право отгоревать свое несчастье». И тогда даже сильное и трагическое событие начинает терять свою силу. Появляется энергия для того чтобы жить дальше.



Это психологический закон, и никому еще не удавалось обойти его без потерь. Если мальчик или девочка, мужчина или женщина не позволяют себе проживать свою боль и, хуже всего, продолжают отрицать ее, то придется за это дорого заплатить. На удержание боли тратится огромное количество душевной энергии.

Насилие над собой рождает много злости, которую надо куда-то девать. Злость – это очень сильная энергия, которая не может рассосаться сама по себе. Все деструктивные модели, описанные выше, берут свое начало в самоподавлении.



Посудите сами – откуда возьмутся у такого человека силы сочувствовать кому-либо, хотя бы и собственному ребенку?

Вот и остается только – вкалывать, потому что должен, расслабляться с пивом, потому что невозможно жить в постоянном напряжении, и выплескивать эмоции только на футбольном матче.

Принять мальчика с его эмоциями – значит обеспечить его душевное здоровье и более полноценную взрослую жизнь.



Если его ценят, уважают – он также будет ценить и уважать. И если ему не приходилось удерживать и подавлять свои чувства, он не будет требовать этого и от своих близких. Только уважая себя, мы способны проявить уважение к другим людям.

Разве не этого мы все хотим?



Вероника Хлебова


http://www.econet.ru/articles/58944-chto-my-priobretaem-blagodarya-ottsu


**************************************************************************************************

Потребность в любви и признании


Все мы родом из детства. Все мы в разной степени испытываем потребность в принятии, одобрении меня такого, какой Я есть. Удовлетворение этой потребности поддерживает нас, помогает чувствовать силы, уверенность в себе, самостоятельность, целостность. Помогает строить отношения с людьми без притязаний, требований, манипуляций, обмана, ревности и насилия. Помогает быть искренними, отзывчивыми, заботливыми, понимающими, прощающими и принимающими. Способными любить, чувствовать себя и другого, считающимися со своими и чужими потребностями.



Все мы родом из детства, а детство у всех разное. У каждого своя история; кого-то застало детство в войну, голод, нищету. У кого-то не было родителей, или был один из родителей, а кто вырос и воспитывался в полной семье. Есть те, которые выросли в материальном достатке, кто в бедности, или в среднем слое. Эти, и много других факторов, влияет на физическое и психологическое здоровье ребенка. Но самой важной потребностью для ребенка всегда была родительская любовь, принятие, признание и одобрение.



Как важным для ребенка является утоление физиологической потребности, не менее важным является утоление эмоционального голода.



Ребенок до 5 лет, воспринимает информацию в основном не вербально, всматриваясь в глаза своих родителей, как в сигнализаторы того, какой Я (ребенок). Любое действие родителей, ребенок пропускает через призму: Я хороший, или Я плохой! Ничто не остается не замеченным. Именно так и формируется личность ребенка, его дальнейшая судьба.



Через призму отношений к себе формируется отношение к окружающим людям, целому миру. Тот, кто в полной мере не удовлетворил свою потребность в любви, признании и одобрении, сам в должной степени не способен любить, одобрять, поддерживать и принимать другого человека. Практически все чувства человека «зонтичные», т.е., это то, что я чувствую к себе, то я и чувствую к окружающим, и наоборот.



То, как складывается представление о себе ребенка, можно увидеть из примера: ушел отец из семьи, ребенок не воспринимает это как то, что у отца появилась другая женщина, и у него уже своя жизнь, а воспринимает как Я (ребенок) плохой, и это от меня ушел отец. Или, часто можно встретить, как родитель в «благих» намерениях воспитывает ребенка через наказание, физическое насилие. Ребенок воспринимает это послания для себя как: «я бью тебя, потому что люблю». Или мама ушла в магазин, и оставила маленького ребенка одного дома. Ребенок бьется в истерики, так как воспринимает действие мамы, как отвержение (я плохой).



Страх быть отвергнутым, и потребность в признании, побуждают ребенка быть более находчивым, ловким, чтоб получить внимание, любовь, одобрение. Как способ «выживания», ребенок играет свойственные игры и роли, одевает «маски», и все для того, чтобы получить от родителей внимание и признание. Только с годами, эти роли никуда не деваются, так как способ отношений с людьми остается закрепленным.



Роль/маска 1. Ребенок герой.



Такой ребенок всегда, везде успевает. Он такой себе правильный, послушный ребенок. Принимает активное участие в школьных олимпиадах, выставках, конкурсах, и, несомненно – хорошо учится. Все, что он делает, делает для того, чтоб удовлетворить потребность в любви и признании. Все его существо будто говорит: «смотрите, какой я хороший»!

Во взрослой жизни, такой человек ставит перед собой не реальные задачи, высокие цели, чтобы самоутвердиться. Я заметил, что у таких людей нет чувства удовлетворения после того, когда цель достигнута. Они склонны искать ошибки в себе, в своих поступках. Их самих это угнетает, но по другому они не могут.

Они весьма обидчивы (злятся на себя), стыдливы, испытывающие чувство вины, страх (ничего не получится), и низкую самооценку. Страх совершить ошибку, сделать все совершенно, порой заводит их в эмоциональный ступор. Психолог Вячеслав Гусев, в одной из своих книг описывал сюжет, в котором его дочь в первом классе, в тетрадке, старалась писать ровные палочки. Ровные палочки она не умела писать, а страх ошибиться (нельзя делать ошибки) побуждал ее к бездействию. Тогда отец сказал ей, чтоб она писала какие угодно палочки, какие у нее получаются. После ряда «ошибок», дочь смогла написать ровные палочки. Из таких людей вырастает трудоголик, вечно правый и эгоцентричный. В браке, он подчиненный, так как старается получить признание через правильные действия. Нуждается в контроле и манипуляции, поддается внушению. Такому человеку тяжело сказать НЕТ, так как он опасается, что сказав НЕТ, он отвергнет другого человека, а за таким отвержением, последует отвержение его самого.



Роль/маска 2. Козел отпущения.



Есть притча про козла отпущения, которая гласит, что священник селения, брал козла, и на него возлагал все грехи этого селения. Потом отводили козла в пустынь, где он медленно погибал от жажды, как бы своими страданиями очищал деревню от греха.

В семье, на такого ребенка, взваливается много вины и ответственности. Можно встретить, что за все невзгоды в семье виноват ребенок, которого, впрочем, не ждали на этом белом свете. Тогда, родители разными способами, отыгрываются на горе-ребенке за свою неудавшуюся жизнь, - «если б не ты, то я…»!

Часто, для достижения своих неудавшихся целей в жизни, родители «из добрых побуждений», используют ребенка, не учитывая его интересы. Примеров, можно привести безграничное множество. Главным лозунгом таких родителей есть: - «для тебя ведь стараюсь», «мне лучше известно, что для тебя хорошо». В любом случае, ребенок свою роль «козла отпущения» для родителей выполняет.

«Не за себя страдаю» – вот лозунг такого ребенка. Такой ребенок весьма враждебный и не подчиняется старшим.По типу характера - обидчив, угрюм, злящийся, имеющий очень низкую самооценку. Чтоб получить суррогатное признание, любовь, одобрение, привлекает к себе внимание через негативное поведение. Может с легкостью разбить стекло в школе камнем, и все для того, чтоб обратить на себя внимание учителей, родителей, сверстников. Раз на него обращают внимание, значит, он значим.

Метафорой послужит то, что маятнику на самом деле все равно, с какой стороны вы будете его раскачивать.



Роль/маска 3. Потерянный ребенок.



Для того чтобы у ребенка сформировалась маска «потерянный ребенок», вполне достаточно обращения родителей к ребенку: «ты такой молодец, тебя не видно, не слышно, с тобой нет проблем и забот». Все, сказано – сделано. Ребенок понимает это как: «меня любят за то, что меня не видно, не слышно». Такой ребенок как бы теряется из виду родителей, такой себе «потеряшка».

Еще причиной появления такой роли, является то, что родители обращают на ребенка мало внимания. О родительской любви, вообще не приходится говорить. Такой ребенок находит утешение, замыкаясь в самом себе, часто наедине с вещами и игрушками. Потребность в любви, признании и принятии осуществляют в фантазиях.

Такие люди одиноки. С виду они спокойны, мечтательны и застенчивы. Внутри испытывают одиночество, покинутость, обидчивость, боль и тревогу. Нуждаются в отношениях с людьми, но опасаются их заводить, так как боятся отвержения. Им тяжело сказать другому человеку - НЕТ. От них можно услышать: «когда я один, то некому меня отвергнуть».

Для такого человека, жизнь скучна и неинтересна. Он не разборчив в связях с людьми, даже можно сказать, они людей как бы ни замечают (отвергают). Не то, чтоб совсем это они делают осознанно, просто другого опыта, как отвержения, не имеют. Если и приходится им быть в отношениях, то эти отношения поверхностны.



Роль/маска 4. Шут. Семейный клоун.



Такой ребенок берет на себя ответственность за чувства и состояния других людей. У него такое представление, что если у кого-то грустное настроение, то это его ответственность. Тогда, он старается как-то приободрить другого человека, утешить шутками. Встречается, что такой человек несет ответственность за всех родных, близких, друзей. С этой, порой непосильной ношей, он проживает совсем не свою жизнь, забывая о своих желаниях и потребностях.

По жизни, «семейный клоун» обладает низкой самооценкой. Испытывает одиночество, боль, страх, тревогу и неуверенность. Компенсирует потребность в любви, признании, одобрении своим «клоунским» поведением, желая показать и обрести свою НУЖНОСТЬ для другого человека.

Он не способен справляться со своим стрессом, так как имеет табу на проявление негативных чувств. А тот, кто не предъявляет чувства, тот их подавляет.



Роль/маска 5. Больной ребенок.



Встречается такая роль у ребенка довольно часто, и многие родители замечают такое поведение, но некоторые даже и не задумываются о его значении. А суть состоит в том, что ребенок, чтоб удовлетворить потребность в любви, признании и важности, непроизвольным образом – болеет. Тогда, он в некотором роде манипулирует своими родителями за получение внимания.

Многие люди, так и продолжают эту игру всю оставшуюся жизнь. Постоянно навещают врачей, у них полные аптечки лекарств. Когда им удается вылечится от одной болезни, тут же «находят» для себя другую, или, со временем, возвращаются к прежней болезни. (Одна клиента начала говорить о скуке и потере интереса к жизни, когда мне удалось вылечить ее симптом, на который она жаловалась). С виду, они стараются вылечиться, но внутренне, у них нет этой потребности, так как, вылечившись, они теряют свою способность к манипуляции людьми, и жалости к себе. Жалость к себе, это желание, чтоб любил кто-то другой, но так, как это невозможно, то «любят» себя через жаление себя.

Если брать пример, то приведу классический способ манипулирования, когда взрослая дочь желает уехать отдохнуть сама, посвятить себе время. Мама, не желая отпустить ее, потерять внимание к ней дочери – болеет, или может даже "невзначай", «случайно», получить травму.

С виду, такие люди практически всегда подавленны, уставшие, редко когда выходящие из депрессии. Как правило, это младшие дети в семье. И что еще интересно, они свою игру в «больного ребенка» навязывают своим детям, непрерывно меряя им давление и температуру.



Нельзя сказать, что эти маски и роли хороши или плохи, просто это такой, универсальный для этих людей способ выстраивания отношений, приспособления, выживания. Тех, кого не устраивает уже привычный способ приспособления, иногда приходят к психологу, чтобы обрести возможность ЖИТЬ ПО-ДРУГОМУ - БЕЗ МАСОК И РОЛЕЙ.



Автор: Андрей Букшук

Tags: о браке, психология, секс, семейная психология, статьи, цитаты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments