жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Category:

Юрий Егоров. Любимые стихи ( 10 ). Часть 2


Related image

***

А лес готовится ко сну
Сосредоточенно,
Ведь Август выдохся теплом -
В туманах прячется,
Как прежде Солнце в синеву
Гвоздём вколочено,
Да только скоро сентябрём
Душа расплачется.

Всё тоньше нити паутин
В росе жемчуженной,
Всё гуще горечь красноты
Сквозь лист рябиновый,
Я устаю от долгих зим
В стране завьюженной,
Где у небесной пустоты
Вкус пластилиновый…

А лес напьётся тишиной
И влажной свежестью,
Ветра на цыпочках войдут
В листвы дыхание,
А мне хотя бы раз с тобой
За прошлой нежностью
Прийти сюда, где нас так ждут
Со дня прощания.

Найти укрытые следы
Под листопадами,
И первый иней растопить
Прикосновением,
Да что зима, когда есть ты…?
И много надо ли? –
Хотя бы раз всю жизнь прожить
Таким мгновением…

Возьму с собою акварель
И кисти тонкие -
Лес – в жёлто-алые цвета,
А небо – до сини…
Пусть заметёт потом метель
Все краски звонкие,
Зато почти до ноября
Ты – в этой осени.




***

Когда разбитое стекло
Искрилось на полу,
Я думал – как не повезло,
Но я переживу.

Когда распахнутая дверь
Качалась на петлях,
Я думал – ну и что теперь?
Ведь счастье - не в дверях.

Когда по шахте лифт пошел,
Считая этажи,
Я думал – ну и хорошо,
Как хочешь, так живи!

Когда стемнело за окном,
И фонари зажглись,
Я думал только об одном –
Пожалуйста, вернись…




***
Когда-нибудь, поймав закат
В ладони жидким золотом,
Забыть про боль своих утрат,
Что жгли мне душу холодом.

Под синью неба, над рекой,
В тиши, где плен забвения,
Наедине с самим собой
Похоронить сомнения.

Перелистать, где был не прав –
Не злом, скорей - нечаянно,
И в изумрудном море трав
Тонуть, тонуть отчаянно!

И, может, крикнуть, разорвав,
Звенящий парус воздуха,
Чтоб тромбы кровью оторвав,
По сердцу бить без промаха…

Не каясь – каялся уже,
Смотреться в высь глубокую,
Прощая собственной душе
Слепое и жестокое.

Взлететь бумажным журавлем
На крыльях одиночества,
Чтобы потом упасть дождем
Без имени и отчества…




***
Я не грущу, просто снова теряюсь во времени,
Кутаясь в серый халатик ненастного дня...
Дождик бормочет, что где-то в другом измерении
Счастье моё... как живёшь ты теперь без меня?


Так же окно непогодой весь день занавешено,
Долгие сумерки, слякоть, и с ветром дожди?
Так невозможно серьёзно, печально и сдержано
Куришь и смотришь как светят внизу фонари.


Ходики тикают, бьются дождинки на улице,
Осень считает прохожих по звонким зонтам,
Как там живётся моей неулыбчивой умнице,
Если я здесь так скучаю по этим глазам?


В парке промокшем дорожки листвою засыпаны,
В парке, без птиц улетевших, сезон тишины,
Помнят скамейки как тут, под цветущими липами,
Первым касанием рук были мы смущены...


Жизнь умещается часто в одном лишь мгновении,
В том, что когда-то сбылось и куда-то ушло,
Если б дала ты мне шанс (хоть один!) на прощение,
Может, у нас до сих пор было б всё хорошо.


Всё, что осталось - на стенах твои фотографии,
Старые письма вразброс, пожелтевший конверт.
Вот бы однажды ( да хоть на краю географии!)
Встретить тебя и услышать твой голос: привет...




***

У этой осени глаза всегда твои,
В них лучик солнца, и улыбка листопада,
И все на свете золотые сентябри
К ногам твоим ложатся как награда.


Им надо бы вести сухой отсчёт -
Упал сентябрь - звёздочка растает...
Но, видно, твой небесный звездочёт
Твои года наоборот считает.


И с каждым годом день твой всё светлей,
И на звезду богаче твои ночи,
А ты улыбкой радуешь людей,
И даже незнакомых, между прочим!


Хоть время и торопится спешить,
Но над тобой оно совсем не властно,
Ну как тебя такую не любить,
Когда и в осени своей ты так прекрасна?


Когда свежа, изящна и легка
На улицу выходишь из подъезда,
Услышать можно шёпот ветерка:
Смотри, она красива как невеста!


И это правда - красотой своей
Ты словно лечишь хмурую дождливость,
И осень, став теплее и добрей,
Сдаётся каждый год тебе на милость.


И ты не пересчитывай года -
Мне дороги с тобою все мгновенья,
Ты в сорок пять как в двадцать молода,
А я как в двадцать пьян от восхищенья....




Стихи из Безымянной Тетради


Ma chеre amie

Ma chеre amie... (зачёркнуто три раза),
А ниже -
Машенька! Родной мой человек...
(Потом ещё зачёркнутая фраза),
И с новой строчки:
Вот и первый снег...
Такой же, как когда мы повстречались,
( Да неужели правда, а не сон?)
Как хорошо, что Вы тут не остались!
Как принял вас "Туманный Альбион"?
Здесь очень холодно, пустуют мостовые,
На Невском кучи недоубранной листвы,
Нет света, и
матросы - постовые
Жгут мебелью и книгами костры.
Продукты дороги, наглеют спекулянты,
Разграблены и брошены дома,
И даже кажется - бесстрастные атланты
Ещё немного,
и сойдут с ума.
И небо серо, и гранит, и крыши,
И словно Стикс - бесцветная Нева...
И слышится - наш город еле дышит
Лишь первым снегом, выпавшим с утра.
Здесь только тени - это же не люди!
Бог свергнут, и на белый пьедестал
Они воздвигли памятник Иуде!
(Но он и десять дней не простоял).
В Сибири - чехи, на Кубани - наши,
Но сколько же отдать придётся сил,
Чтоб пьющих кровь
как из бездонной чаши
Создатель наш когда-нибудь простил!
Вы верно знаете, (газеты раструбили)
Мы новости не слышали страшней -
Царя плебеи всё-таки убили,
А вместе с ним -
царицу и детей...
Живём надеждой - человек бесценен,
И мир нам Богом не напрасно дан,
Совсем недавно был подстрелен Ленин,
Жаль, в голову не целилась Каплан.
У нас здесь тоже был похожий выстрел -
В Урицкого стрелял то ли кадет...
Вы слышали быть может -
Каннегисер,
Есенинский приятель и поэт?
А Каппель - умница, теперь уже в Казани,
Отбил у красных золото страны...
Ах, Машенька, да живы ли Вы сами?!
Как я скучаю... как Вы мне нужны!
Не в моде офицерские шинели,
Солдат штыком пырнёт за аксельбант...
Тут скоро петербургские метели
Оправят снегом город - бриллиант
Такой любимый, строгий и прекрасный,
В котором Вы мне посланы судьбой...
Теперь он Петроград
с приставкой "красный",
Без Вас холодный, грубый и чужой.
Дойдёт ли весточка, прочтёте ли записку,
Иль затеряется, как прежние, в пути?...

...Приказ Дзержинского -
расстреливать по списку
Всех офицеров, что смогли найти.
Прощай, удача, кончилось везенье,
Беззвучны кадры синемы Люмьер,
Когда пришли за ним
под воскресенье,
Подвёл осечкой верный револьвер...
В Святом Кремле осели отщепенцы,
Как им тогда казалось - на века...
...Её корабль потопили немцы,
Его забили до смерти в ЧеКа.




Гумилев

Булыжная кладка в укусах ранений,
Распятнана бурая скользь,
И сколько осталось той жизни мгновений -
До “пли!” от команды “готовсь!”?
Спина приготовилась к боли касаний –
Расстрельного взвода стволы
Наметили точки сквозных попаданий
От пояса до головы.
Кончается жизнь так предсказанно-странно,
До края – десяток шагов…
Простишь ли меня ты, когда-нибудь, Анна
Ахматовской грустью стихов?
До золота Осени не дотянуться,
Рассветом слезятся глаза,
И хочется к смерти лицом повернуться,
Да ладно – нельзя, так нельзя.
А Блок уже умер, недавно и страшно,
В постели и бледно-худой.
Не ладили… впрочем, теперь и неважно –
Встречай, я иду за тобой.
Вот только оставлю поэмы и грезы,
Жирафа у озера Чад,
Своих Капитанов, Дожди сквозь березы,
И ленты военных наград.
Оставлю Русалку, Принцессу и Думы,
Две розы, Сомнение, Сон,
Осеннюю песню – о чем я здесь думал,
И как был когда-то влюблен.
Вот тенью мелькнуло подобие темы,
Но рифмы уже не сложить –
Про заговор, честь, невозможность измены…
Ну, дайте минутку пожить!
Рождаются строчки, но поздно… Как поздно!
У смерти нет повода ждать –
Затворы заклацали глухо и грозно…
На чем бы стихи записать?!
… Не падал – за камни цеплялся ногтями,
Коленями Землю прижав,
И путались мысли взахлеб со стихами…
… И плакал бумажный жираф…





Баллада о королевстве

Я придумал для нас королевство любви
Из картонных надежд и звенящей капели,
Чтобы две параллели – две наши судьбы
Стали общим мазком голубой акварели.
Я, конечно, себя видел в нём королём,
Да ни капли амбиций, не в этом же дело!
Просто мне захотелось быть только вдвоём,
И казалось - ты этого тоже хотела.

Ты придумала тут же пространство разлук,
Где завыли метели и белые вьюги,
Ветер вырвал тепло из разомкнутых рук,
И притихло моё королевство в испуге.
Заметает наш замок снегами до крыш,
Промерзают, ломаясь, картонные стены,
И смеётся из зеркала шут мне – простишь?
Короли не прощают такие измены!

Я разбил зеркала и повесил шута -
Слушать внутренний голос к чему, в самом деле?
И Указ подписал, что отныне цвета
Только белые славят пускай менестрели.
Я запрет наложил на подъёмы мостов -
Вдруг вернёшься внезапно, но заперты двери?
И под холодом звёзд, и под светом костров
Ждал, что вместе с тобою вернутся капели…

А ты тут же наполнила мир пустотой,
Той, что чёрным молчаньем сжимает планеты,
И я целую вечность не знал, что с тобой,
И никто не ответил мне – с кем ты, и где ты?
Я и сам замолчал в безответной тиши,
Стало больше чернил и бумажной мороки,
А на рынках втридорога карандаши
Покупали поэты, купцы и пророки.

Это ты подсказала – долой короля?
Ах, как громко разбитые стёкла звенели…
Я решил тебя ждать до конца декабря,
И курил в потолок, и валялся в постели.
Поменял палача, и судью, и конвой –
В королевстве бардак и грядущая смута!
Ну, скажи, почему ты всю жизнь не со мной?
Как могла подарить моё счастье кому-то?

А ответов всё нет… да нужны ли они?
Время вылечит боль или сгладит потерю.
Кто придумал, что счастливы все короли?
Может кто-то и верит. А я не поверю.
Будет капать когда-нибудь звонко капель,
Будет время на стрелках показывать ноль.
Вот и мой эшафот. В королевстве - апрель.
И твой голос: Да здравствует новый король!





******************* говорят, что если у морской русалочки украсть маленькую корону и спрятать её, она от тебя никогда не уйдёт...



Закатное золото мягких волос
Рассеяно глажу -
Тебе этой ночью опять не спалось...
Искала пропажу?
И только когда сполоснулся рассвет
Холодной росою
Вернулась оттуда, где нас с тобой нет
Покорной женою.
Свернулась калачиком, мокрой щекой
Прижалась к ладошке...
А где-то волна разбивалась волной
На звёздные крошки.
Тонула Луна, поскользнувшись в воде,
И чайка кричала...
А я прошепчу безответно тебе:
Начнём всё сначала?
Ведь мне без тебя что закат, что рассвет -
Ни счастья, ни горя...
Зачем тебе то, где меня рядом нет -
Бездонное море?!
А ты с такой болью посмотришь в глаза,
И мне станет ясно:
Любовь удержать без свободы нельзя -
Всё будет напрасно.
Достану корону и молча верну.
И ты мою тоже.
Вот только... любовь твоя мне почему
Свободы дороже?


***

Как тихо снег летит с небес -
Почти на строчки,
Ловлю поштучно и в развес,
Леплю комочки.
Мир побелел до немоты,
Почти до звона,
И в этом белом мире ты -
Моя икона.
Январь - раздача покрывал,
Набитых пухом,
Тем, кто так долго замерзал,
И падал духом.
Тем, кто так долго был в пути,
Идя по кругу,
И грел на собственной груди
Как птицу вьюгу...
Но вот искристый снегопад
Принёс надежду,
Пусть не ко дню и невпопад,
Не в масть, а между,
И я ловлю её в ладонь,
Леплю комочки,
И жжётся холод как огонь
В последней строчке.
Пускай вымарывает век
Мечты построчно,
Но за твоим окошком снег
Такой же точно...

Tags: гумилев николай, егоров юрий, осень, россия, русалочка, сказоч-ник, стихи
Subscribe

Posts from This Journal “сказоч-ник” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments