жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Categories:

Лев Ошанин. Любимые стихи ( 5 )




***
Ты мне сказала: «Нет». Ну что же,
Не провожай. Я не из тех,
Кто чей-то взгляд и чей-то смех
Из жизни вычеркнуть не сможет.

А ты глядела из ветвей
Лиловым пламенем сирени,
Ты белым пухом тополей
Ко мне садилась на колени.
Была ты утром первым светом,
Теплом в ночные холода,
Прохладой летом...
Но об этом
Ты не узнаешь никогда.




***
Это будет вот так:
будут звезды бесчисленно падать.
Разбежится гроза,
а закат еще жив в полумгле...
Будешь ты повторять мне:
«Не надо, не надо, не надо...»
Я возьму тебя за руку
и поведу по земле.
И рука твоя станет доверчивой, доброй,
послушной.
А земля будет разной — радушной, чужой,
равнодушной...
Это что за река? Это Нил, Енисей или Волга?
Я прижму тебя больно к перилам моста.
Я люблю тебя, слышишь?
Всю жизнь. Беспощадно. Безмолвно.
Звезды тихо уходят домой.
Холодеет. Рассвет.
И в руках пустота.




***

Ты улыбнёшься. Ты спросишь:
«Любишь? »
А я скажу: «Дорогая, ветер, который
В губы из губ летал, тебе ответит .
Тебе ответят ромашки, которые я собирал,
Рука, что руку тайком сжимала,
Глаза, которыми взгляд ловлю.
А если тебе и этого мало,
Я никогда не скажу «люблю».





Волжская баллада


Третий год у Натальи тяжёлые сны,
Третий год ей земля горяча -
С той поры как солдатской дорогой войны
Муж ушёл, сапогами стуча.


На четвёртом году прибывает пакет.
Почерк в нём незнаком и суров:
«Он отправлен в саратовский лазарет,
Ваш супруг, Алексей Ковалёв».


Председатель даёт подорожную ей.
То надеждой, то горем полна,
На другую солдатку оставив детей,
Едет в город Саратов она.


А Саратов велик. От дверей до дверей
Как найти в нём родные следы?
Много раненых братьев, отцов и мужей
На покое у волжской воды.


Наконец её доктор ведёт в тишине
По тропинкам больничных ковров.
И, притихшая, слышит она, как во сне:
- Здесь лежит Алексей Ковалёв. -


Нерастраченной нежности женской полна,
И калеку Наталья ждала,
Но того, что увидела, даже она
Ни понять, ни узнать не могла.


Он хозяином был её дум и тревог,
Запевалой, лихим кузнецом.
Он ли - этот бедняга без рук и без ног,
С перекошенным, серым лицом?


И, не в силах сдержаться, от горя пьяна,
Повалившись в кровать головой,
В голос вдруг закричала, завыла она:
- Где ты, Лёша, соколик ты мой?! -


Лишь в глазах у него два горячих луча.
Что он скажет - безрукий, немой!
И сурово Наталья глядит на врача:
- Собирайте, он едет домой.


Не узнать тебе друга былого, жена, -
Пусть как память живёт он в дому.
- Вот спаситель ваш, - детям сказала она, -
Все втроём поклонитесь ему!


Причитали соседки над женской судьбой,
Горевал её горем колхоз.
Но, как прежде, вставала Наталья с зарёй,
И никто не видал её слёз...


Чисто в горнице. Дышат в печи пироги.
Только вдруг, словно годы назад,
Под окном раздаются мужские шаги,
Сапоги по ступенькам стучат.


И Наталья глядит со скамейки без слов,
Как, склонившись в дверях головой,
Входит в горницу муж - Алексей Ковалёв -
С перевязанной правой рукой.


- Не ждала? - говорит, улыбаясь, жене.
И, взглянув по-хозяйски кругом,
Замечает чужие глаза в тишине
И другого на месте своём.


А жена перед ним ни мертва ни жива...
Но, как был он, в дорожной пыли,
Всё поняв и не в силах придумать слова,
Поклонился жене до земли.


За великую душу подруге не мстят
И не мучают верной жены.
А с войны воротился не просто солдат,
Не с простой воротился войны.


Если будешь на Волге - припомни рассказ,
Невзначай загляни в этот дом,
Где напротив хозяйки в обеденный час
Два солдата сидят за столом.

1945



***
Издалека долго
Течёт река Волга,
Течёт река Волга -
Конца и края нет...
Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Течёт моя Волга,
А мне семнадцать лет.

Сказала мать: «Бывает всё, сынок,
Быть может, ты устанешь от дорог, -
Когда придёшь домой в конце пути,
Свои ладони в Волгу опусти».

Издалека долго
Течёт река Волга,
Течёт река Волга -
Конца и края нет...
Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Течёт моя Волга,
А мне уж тридцать лет.

Тот первый взгляд и первый плеск весла...
Всё было, только речка унесла...
Я не грущу о той весне былой,
Взамен её твоя любовь со мной.

Издалека долго
Течёт река Волга,
Течёт река Волга -
Конца и края нет...
Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Гляжу в тебя, Волга,
Седьмой десяток лет.

Здесь мой причал, и здесь мои друзья,
Всё, без чего на свете жить нельзя.
С далёких плёсов в звёздной тишине
Другой мальчишка подпевает мне:

«Издалека долго
Течёт река Волга,
Течёт река Волга -
Конца и края нет...
Среди хлебов спелых,
Среди снегов белых
Течёт моя Волга,
А мне семнадцать лет.»


1962


Tags: война, несчастная любовь, ошанин лев, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments