жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Лев Борщер. Любимые стихи ( 15 ). Часть 6




***

Горбатый карлик детям был смешон
Своим горбом и невысоким ростом,
Не важно, что в горбе скрывалось том,
Не понимали ребятишки просто.

Ведь он шептал нелепые слова
И рот кривил в бессмысленной улыбке,
Жестоко потешалась детвора,
Не понимая глубины ошибки.

Но раз, терпенью положив предел,
Когда в него уже летели камни,
Сказал вдруг карлик: "Всё, я полетел,
Я вас любил, ну а теперь пора мне."

И, оттерев с лица плевки и грязь,
Он из горба свои расправил крылья......

Смотрели дети вслед ему, крестясь,
Познав потери страшное бессилье...



***

На самом краешке мечты
Сидела ты, качая ножкой,
Из наднебесной высоты
Слетали звуки понемножку.

И тонким детским голоском
О вечности ты пела песню.
В ней каждый звук мне был знаком,
Той песни не было чудесней.

Твой голос был такой родной.
В нём слёзы уступают смеху,
Но суждено тебе одной
С мечты смотреть на звёзды сверху.



***

Сегодня я допущена до трона,
Дождём с небес прольётся благодать,
Так тяжела любви твоей корона.
Что головы мне больше не поднять.

Но, замирая в окруженьи фрейлин,
От золотой короны откажусь,
О, мой король, зачем ты суеверен!
О нас болтают люди? Ну и пусть!

Оставим всё, как было и до ныне,
Не про меня тоскливая юдоль.
Быть королевой - значит быть рабыней,
Люби меня свободную, король!




***

Kак-то утром ранним,
на лесной поляне
видел я, как леший,
пьяный и нездешний,
флиртовал с наядой
в платьишке нарядном .


И была наяда
приставаньям рада,
потому что леший,
хоть он и нездешний,
всё-таки мужчина.
в этом вся причина!




***

подражая Г.Лактионову

Грешно лежать в ботинках на кровати.
Признаюсь честно - бабник я и хам,
Но Вы мадам, прошу не забывайте,
Мужчины все - изделия их дам.


И если создан он рукою левой,
Молчи и помни только об одном-
И пешка может выйти в королевы,
Но лишь король быть может королём!



***

На озере агатового шелка
Написан иероглифом вопрос,
Изысканная длинная заколка
Пронзает конский хвост твоих волос.


Уж меч в руках, коснулись пальцы гарды,
Но гнев от встречи отделяет нас.
На черном кимоно цветные карпы
Плывут против теченья твоих глаз.


Поверь мне, я не вор, не проходимец,
Но взмах меча - как быть или не быть...
И я готов отсечь себе мизинец,
Чтоб малой кровью грех свой оплатить.


Оставь клинок, нет боя между нами,
Тебе опять приснился страшный сон.
На смуглой коже извергает пламя
Другим татуированный дракон.



***

Твой янтарный мундштук
Был зажат в длинных пальцах,
Твоих чувственных губ
Мудштуком ты касалась.


Изнывая от мук,
Стать хотел сигаретой,
Превратиться в мундштук
Желтоватого цвета.


И куском янтаря
Губ коснуться губами...
Только дыма струя,
Как стена между нами...



***

Давай простимся
Здесь же, у порога.
Пройти придётся
Каждому свой путь.
Ну что ж, давай
Присядем на дорогу,
Чтоб встретиться
Ещё когда-нибудь.


Уже пора,
Я ухожу по краю
Обрывков снов.
Не плачь
И не горюй.
Ты знаешь, снова
С ветром посылаю
Из памяти
Воздушный поцелуй.

Я ухожу.
Нелепая причуда...
Дорогой длинной
Стелятся года.
Я в жизнь твою
Пришел из ниоткуда
И ухожу
Из жизни в никуда...




***

Корсетом мышц затянута спина,
Трапеции и дельты, будто латы.
Таким его увидела она,
А может он и был таким когда-то.


Как острый меч, разил орлиный взор,
И римский профиль четко был очерчен,
А если начинал он разговор,
то таяли как свечи души женщин.


Ну, а сегодня он брюзглив и лыс,
От возлияний нос в прожилках синих,
И брюхом пресс его давно повис,
И профиль стал далёк от бывших линий.


Но для неё он также юн и мил,
Хоть к прошлому не отыскать возврата.
Ей не забыть, как он в неё входил
Тяжелым шагом римского солдата...




***

Позволь тебя дыханием коснуться
Или хотя бы взглядом приласкать,
На миг забыться, чтобы вновь очнуться...
Пускай твоя расстелена кровать


Не для меня. Диктует жизнь законы,
И дорого оплачена постель,
Но сладострастно издавая стоны,
Представь,что ты опять со мной, поверь,


Что рядом я, а не другой, постылый,
Кому любовью платишь по деньгам...
Глаза зажмурив, из последней силы
Люби его с грехами пополам.


А после снова сердце рвётся в плаче,
Ведь он чужой и он тебе не мил,
Но ты когда-то не смогла иначе...
Прости его, как я тебя простил.



***

Жена и любовница встретились как-то,
Решив: для того, чтоб мужчину делить,
Не стоит вести себя пошло, бестактно,
А нужно по-мирному всё обсудить.


Сказала жена: "Мне поверь, дорогая,
Такая скотина не стоит тебя,
Кто лучше, чем я его, бабника, знает.
Скажу тебе честно - он просто свинья!"


Любовница ей отвечала, скучая:
"Что он - негодяй, поняла я давно,
Такого не знала ещё скупердяя,
Не купит тебе и билета в кино."


И долго ещё обсуждали за чаем
Какого урода послала судьба,
Что он не мужчина ваще изначально,
А пьяница, мразь, пустозвон, голытьба.


Что жадный и мерзкий, никчемный в постели,
До нас, до красавиц, умом не дорос!
Чего ж мы его всё никак не поделим? -
Остался открытым насущный вопрос...




***

Им имя легион.
Нестройными рядами,
Смущая
Неокрепшие умы,
Снуют они везде
Незримо между нами
И незаметно
Слушаем их мы.

Нам их
Не перечесть
И несть числа
Похожим,
Неразличимы
В ветре голоса,
И каждый, кто из нас
Душою неухожен,
Глядит в их
Неоткрытые глаза.

Но нечисть не узнав,
Мы превратимся
В нелюдь
На службe Легиона
И опять
Мы будем им служить
Не равно, а
Как челядь,
И невиноновных
Души предавать.

Не так легко прожить,
Не так уж
Это просто:
Не сдать
И не предать
В невидимой войне,
Но можно устоять
В сражении,
Серьёзно
Сказав
Одно
Решительное
"НЕ".




ЕЙ

ляг рядом. истекая негой,
прильни ко мне, и для меня
стань новой Альфой и Омегой,
остатком прожитого дня,

остатком непутёвой жизни,
что сохранить я не сумел,
нет места глупой укоризне
в касаньи обнаженных тел.

и нежно-умными губами
мне преподашь хмельной урок,
ведь нет секретов между нами,
и если б выучить я мог

изгибы шелкового тела,
дрожащий выдох, томный вдох...
ты лаской вновь сумела смело
души моей переполох

утихомирить. Cлава б-гу...
я так тобою дорожу...
не стала корчить недотрогу
или нелепую ханжу,

давая нежностью надежду,
в миру, где пошлости не счесть.
я вновь тебя целую нежно...
спасибо, что ты просто есть...



***

я хочу быть октавой,
на ноты разложенной,
многоопытных пальцев
уверенным тактом
неизвестного мне
музыканта-прохожего,
только стать не хотелось бы
малым антрактом

между многих частей
партитуры пожизненной
и в оркестре ненужным
ему инструментом,
не сочти это только
моими капризами,
в этой пьесе я буду
высоким моментом.

закричу под смычком,
нотой мне уготованной,
задыхаясь от боли
безумной забавы,
и затихну струной,
музыкантом оборванной,
нотным знАком ему
незнакомой октавы...



***

старик-сапожник, тот,что без сапог,
тачает туфли на высоких шпильках,
улыбка по лицу скользит умильно,
и клея смог сочится за порог


на улицу, на пыльный тротуар,
где по шагрени серого асфальта,
заслушавшись мелодией для альта,
вдруг в мрамора муаровый кошмар


он врезался...и расплескался век,
увидев утро чуточку иначе...
чередовал червячной передачей
черты чужие черный человек.


а с неба на прохожих мокрый снег
плевал огульно раздраженным матом,
день, не начавшись, ссорился с закатом,
и время туго замедляло бег,


фривольный фавн нахально флиртовал,
вгоняя нимфу в пламенную краску,
и о любви нашептывал ей сказку
задорных глаз сиреневый опал.


в стадах кентавров цвёл весенний гон,
и Пан играл на чувственной свирели,
оторопев, на трели налетели
кузнечики к нему со всех сторон.


смеялся мелко черный человек,
в смущении лицо в ладони спрятав,
и день уже не ссорился с закатом,
надеждой новой наполняя век.


...старик-сапожник, шило сжав в руках,
заканчивал модельную работу
и улыбался, вспоминая что-то
про туфли на высокиx каблучках....


Tags: борщер лев, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments