жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Categories:

Юлия Вихарева. Любимые стихи ( 8 ). Часть 2




* * *
С нерастраченными чувствами,
С нерасплёсканною нежностью
Коротали осень грустно мы,
Примирившись с неизбежностью.

Что-то важное загублено,
Мы забвением наказаны –
И за то, что недолюблено,
И за то, что недосказано.




* * *
Скользнёт метелью по земле остылой:
- Да будет Бог тебе судьёю, милый…
Да будет Бог судьёй тебе…
Умрут во мне твои слова и звуки
Тех сотен дней, что прожиты в разлуке,
И боль, что выпала судьбе.

Твои обиды так уже не жалят,
Да и любовь – постылая, чужая,
Растает, как весною лёд.
Да будет Бог судьёю – не иначе…
А сердце, слышишь? – В первый раз не плачет…
Оно поёт.




***

Подъезд. Ступеньки.
Ключ в замочной скважине.
Из тусклой лампы льётся свет, дрожа.
Шаги чуть слЫшны. Все движенья слажены:
На полку – шарф, на вешалку – пиджак.

Гостиная. Жена под пледом плюшевым,
Спит, прикорнув на маленькой софе,
В ночной сорочке с кружевными рюшами.
На тумбе – недопитый «Нескафе».

В бокале, разрисованном сердечками,
Таблетки, обручальное кольцо.
Упали пряди рыжими колечками
На бледное усталое лицо.

Он опустился в кресло… Тихо, с краешку.
Ослабил галстук. Вытер с шеи пот.
Пробормотал чуть слышно: - Знаю, заюшка,
Опять тебе доставил я хлопот…

Вдруг захлестнула жалость к ней щемящая:
Спит, как дитя…На чёлке бигуди.
Нелепы рюши, в стороны торчащие
Из-под глухой кокетки на груди.

Жена. Пятнадцать лет бок о бок прожили,
(А в браке каждый год идёт за три!)
И всё давно сказать пора, но гоже ли? –
Ведь не чужая, что ни говори…

Он снял, ворча, ботинки (слишком узкие!)
И галстук в каплях красного вина.
Пропах духами. Сладкими. Французскими.
Не теми, что использует жена.

Помады след – прямое доказательство
Чужой любви…Что там парфюм, вино!
Но как сказать: «Я совершил предательство.
Люблю другую женщину. Давно.»

«Начать сейчас?» - Он кинул взгляд на спящую, -
«Нет, лучше утром. Жаль будить, до слёз!
А там скажу, мол, всё по-настоящему,
Мол, ты – привычка, а она – всерьёз.»

«…Как пахнет кофе умопомрачительно!» –
Он дёрнул носом, как голодный пёс, -
«Жена готовит просто исключительно!
Ах, да! Ведь у меня с другой всерьёз…»

Вошла она. В глазах смешинки светятся:
- Корпоратив на славу?
- Вроде так…
- Я вижу, ты был снова «парень месяца»,
Раз зацелован галстук и пиджак ?!

Ещё смеётся! Хрупкая, а сильная.
В кудряшках рыжих путается свет.
…Он глянул ей в лицо, в глазищи синие:
- По чашке кофе?
- Почему бы нет...

Он потянулся сладко: «А ведь умная!
Способна ли другая ТАК любить?
И всё ли ТАМ всерьёз? Потом подумаю,
Подумаю на буднях… Может быть…»



***

Ни слякоть, ни снег, ни унылое небо
Меня не расстроят теперь – хоть убей!
Я вижу, как бабка с горбушками хлеба
Выходит во двор покормить голубей.

Я вижу, как тут же слетаются птицы
Со всех уголков небольшого двора.
И, честное слово, могу покреститься! –
Сегодня птиц больше, чем было вчера!

Я вижу собаку, что, греясь на люке,
Сомлела, свернулась, готовясь ко сну...
Сегодня во всём - в каждой капле и звуке
Я чую, я вижу, я слышу весну!

В любой чепухе – закорючке и точке,
В осевшем снегу, непролазной грязи,
И даже в ещё неразбуженной почке
Я вижу весны неизбежный визит.

И так мне приблизить не терпится встречу,
Что я, нетерпение это кляня,
Возьму календарь за февраль и помечу
Три самых последних ТЯНУЩИХСЯ дня.

25.02.2014




***

Господи, знаешь, я к тебе с просьбой странной.
(Ты ж Всемогущий! Ты, говорят, Творец!)
Можешь так сделать, чтоб не старела мама?
Можешь устроить, чтоб не старел отец?

Всё понимаю (ведь сами уже не дети)
Всё разумею, но, Боженька, хоть убей! –
Ну не могу… Не могу я смириться с этим…
С мыслью, что время их делает всё слабей.

Верно, с Тобой по-другому ведут беседу.
Верно, молитвы шепчут, а я ворчу.
Мне по плечу были многие в жизни беды.
(Как оказалось, не всё уже по плечу).

Знаю, следишь ты за Миром и нами зорко.
Может чего не продумал, не доглядел?
Что же мне видится в старости самым горьким? -
Несоответствие в возрасте душ и тел.

Я эгоистка? Похоже, что так, но снова
Стану Тебя умолять за отца и мать.
То не они! - Это я ещё не готова…
Я не готова такими их принимать.


2014




***
И будет февраль. Будут вьюги скулить у порога.
И окна зажгутся. И свет будет- теплая медь.
Наверно зима для того и придумана Богом -
Чтоб людям почаще хотелось друг друга согреть.

Вдруг что-то простое покажется важным и нужным,
Давнишние письма иль фото за мутным стеклом.
Мне кажется, в мире нарочно придуманы стужи -
Чтоб людям хотелось согреться домашним теплом.

И кто-то достанет альбом с запылившейся полки,
И, может быть, вспомнит о ком-то забытом (как знать?)
Ведь вечер зимою недаром придумали долгим -
Чтоб люди друг другу успели о многом сказать.



***
Есть женщины, похожие на утро:
Глаза - из голубого перламутра,
Спорхнувшие с изящных и душистых
Картин иных салонных портретистов.
Любовь таких – как дымка из тумана:
Полна и сладкой неги, и обмана,
Легка, непринуждённа и беспечна,
Но, словно сон под утро, быстротечна.

Есть женщины, похожие на полдень,
Сошедшие с Матиссовских полотен.
Глаза – огонь, ведь в них на самом донце
Горячее полуденное солнце.
Любовь подобных дам – одни напасти:
(Подобно танго – танцу жгучей страсти)
Пьяняще – обжигающе – прекрасна,
Но, как смертельный яд, она опасна.

Есть женщины, похожие на вечер:
Глаза мерцают тихо, будто свечи,
Из-под ресниц задумчиво темнея…
Те рождены полотнами Ромнея.
Любовь их – мудрость, что присуща даме,
(Вино, в сосуде зревшее годами),
Спокойна, не несёт в себе упрёка,
Но к чувствам рассудительно- жестока.

Есть женщины, похожие на ночи,
Глаза черны, рот чувственно-порочен.
Красавицы, что созданы (не даром!)
Французским живописцем Ренуаром.
Любовь их, пусть недолга и случайна, -
Загадка, обольстительная тайна.
Но таинство любовного урока
Несёт в себе, увы, следы порока.

А женщина, что сочетает мудро
В себе горячий полдень, лёгкость утра,
Загадку ночи, вечера блаженство, -
И есть самой природы совершенство,
Одна (средь миллионов, тысяч, сотен!)
Сошедшая с божественных полотен.




ДОМ


Где его видела - вспомню с большим трудом.
(Только кому, если честно, всё это надо?)
Там, на отшибе, стоит одинокий дом
В мёртвой тиши, в глубине небольшого сада.


Так и рисуется в памяти без конца
Он, почерневший, замотанный в плющ,
как в кокон.
Жалкий совсем... И с фасада - с его лица
Смотрят мне в душу пустые глазницы окон.


Как же тонка между жизнью и смертью грань!
Ты понимаешь: ведь было же... Было что-то!
В нём кто-то жил, поливал на окне герань,
Красил крыльцо, ждал гостей на обед в субботу.


В нём кто-то жил. Жил и дом - он дышал и пел!
Он был большим и тёплым, звенел, как лето.
Стёкла сияли, и свет был румян и спел:
В каждом окне - по кусочку такого света.


Только исчез хозяин и свет угас,
День ото дня становясь всё слабей и уже...
Как умирают дома?.. Как любой из нас
-
Если он знает, что он никому не нужен.

27.01.2014

Tags: вихарева юлия, измена, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments