жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Мое кино. Золтан Фабри - Пятая печать (Венгрия, 1976)

Этот пост я выкладывала раньше, но решила его перенести ради удобства, так как следующий за ним пост я хочу посвятить одноименной книге.

********************************************************************************

Image result for ференц шанта пятая печать


Мой комментарий:

Это было настоящее потрясение. И удивление. Почему я никогда раньше не слышала это имя - Ференц Шанта? Почему никогда его не читала и не видела в продаже его книг (а может видела, но имя их автора мне ни о чем не говорило?) Почему в большом русском книжном магазине в Нью Йорке никто не знает об этом авторе? Почему его книги не переиздаются почти 40 лет? Почему мне раньше не попадался этот фильм?  Почему нигде никто о нем не говорит и не дискутирует?

Если говорить кратко о своих ощущениях, то этот фильм (а впоследствии, главным образом, и книга, но о ней напишу отдельно) произвели на меня самое сильное впечатление из всего просмотренного/прочитанного за последние несколько лет.

Как получилось, что этот мало кому известный венгерский фильм, явно низкобюджетный, вообще похожий на дешевый телеспектакль, снятый 40 лет назад, кажущийся очень простым и незамысловатым вначале, в итоге стал для меня одним из самых мощных, сложных, актуальных, интересных и незабываемых фильмов, и однозначно самым философски наполненным и глубоким. Он поразил меня в самое сердце миллионом эмоций и наполнил мою голову миллионом вопросов, на которые мучительно пытаешься найти ответы, но почти никогда не находишь...

И главное. Помимо потрясения и удивления я испытала счастье. От того, что и этот фильм, и эта книга (которой я уже владею, да!) случились в моей жизни, что мы с ними не разминулись. Я и правда счастлива от этого!

Мне очень понравился один интернет-комментарий к этому фильму. Его я выложила чуть ниже, но продублирую здесь заключительную мысль автора, с которой согласна целиком и полностью:

Идеальное, глубоко психологическое и религиозное кино, которое я бы оставил в качестве наследия, если человечество когда-нибудь исчезнет.


*********************************************************************************


О фильме:

События происходят во время нилашистского террора в Венгрии осенью 1944 года. Четверо обывателей, старых знакомых, один из которых хозяин заведения, сидят вечером в кабачке. Заходит пятый, случайный прохожий, инвалид войны фотограф Кесаи. На улице тревожно — бомбят, арестовывают людей. Разговор до того крутившийся вокруг пустяков, неожиданно приобретает серьезный характер. Часовщик Дюрица задает своим собеседникам странный вопрос. Кажется, что это просто шутка, игра воображения, но она никого не оставляет равнодушным. И на следующий вечер всем приходится ответить на вопрос всерьез, не словом, а делом.


  • Две ведущие советские киностудии («имени Горького» и «Мосфильм») из-за трудоёмкости материала отказались от работы над дубляжом фильма Золтана Фабри, который «по инерции» оказался в отделе дублирования на «Союзмультфильме».


  • Для режиссёра дубляжа Майи Мирошкиной «Пятая печать» была самой сложной работой в её профессиональной деятельности. Гнетущая тема фильма сказывалась и на процессе дублирования его на русский язык. Помимо книги Ференца Шанта Мирошкина нашла и проштудировала библейский текст Апокалипсиса, чтобы чётче понять мотивацию поступков основных действующих лиц.


  • Также Майя Петровна скрупулёзно подбирала голоса отечественных актёров для дублирования экранных венгров. Более всего она уговаривала принять участие в русскоязычном озвучании Зиновия Гердта, который из-за занятости в театре и кино не хотел снисходить до очередной работы «за кадром». Лишь после просмотра оригинальной версии «Пятой печати» в тон-зале киностудии «Союзмультфильм» и потрясения от увиденного Гердт пошёл на попятную перед настойчивой женщиной-режиссёром.


Related image


**********************************************************************************

naumchas

Кино о выборе.

В 44-ом году, в Венгрии, четыре знакомых просиживают вечера в кабаке своего друга. Общаются обо всяких пустяках, о жизни, и о том, как их жены готовят мясную грудинку. А за окном война, временами громко трубит, как апокалипсис, а временами тихо, как чума, убивает ночью ни в чём не повинных людей. Иногда в кабак захаживают нацисты и платят за самогон в десятки меньше положенного.

Однажды, друзьям предстоит ответить за свои пустяковые посиделки вечерами. Но на самом ли деле они пустяковые, или они куда важнее взрывов бомб партизанским движением освободителей от немецкого ига? Развязка подскажет ответ.

Кино о выборе — пожалуй самое эффектное и эффективное, в плане общения со зрителем. Хотя нет, не общения, а молчаливого предоставления пищи для ума.

Путь к ошеломительному влиянию на смотрящего, конечно, лежит и сквозь качественную подачу. Сквозь тщательно подобранную музыку, сквозь профессиональную игру актёров и правильно поставленные кадры.

Эта лента преуспела во всём вышеперечисленном.

Плавное повествование в начале, некий накал в середине, потом снова пауза, и новая волна страстей, ещё более сильных, чем предыдущие. Тёмные тона в кадре придают чувства страха, сопереживания и разговора не громче шепота. Отличные, колоритные актёры, отлично и колоритно играют соответствующих персонажей.

Но все «материальные» преимущества фильма меркнут перед его преимуществами «духовными» и «психологическими».

Итак, после просмотра фильма, зрителю придётся ответить на «безобидный» вопрос: Томацеус Катакити или Дюдю?

Кроется за этими именами две крайности человека: жестокость, у которой есть некое логическое оправдание, и бессмысленное, на первый взгляд, мученичество.

Целая стая вопросов появятся при выборе этих двух имён, ответы на которые либо не существуют, либо находятся лишь в момент критической стрессовой ситуации дя разума человека.

И не важно, что зритель ответит, потому как даже сам фильм об этом пытается намекнуть, ибо «в тот самый момент» выбор человека окажется шокирующим в первую очередь для него самого.

10 из 10

Идеальное, глубоко психологическое и религиозное кино, которое я бы оставил в качестве наследия, если человечество когда-нибудь исчезнет.

Image result for ференц шанта пятая печать


****************************************************************************

Очень понравилась эта статья:


Пятая печать

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист (Франция), главный редактор парижского литературного альманаха «Глаголъ»

Кроме редеющей кучки интеллектуалов семидесятых и нескольких дотошных историков кинематографа, кто сейчас хорошо помнит старый фильм с библейским отголоском когда-то знаменитого венгерского режиссера Золтана Фабри «Пятая печать»?

Само название обычно приходится уточнять: не колонна, печать. И не седьмая, а пятая: «...души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели» (Откровение Святого Иоанна Богослова 6:9).

Фильм этот из тех, которые нужно увидеть в жизни один раз. Чтобы не поникнуть просто так, на закате долгих (или недолгих) лет, упустив что-то очень важное. Но только один раз. В крайнем случае, два – убедиться, что ничего не просочилось мимо. Чтобы смотреть этот фильм эх раз, еще раз и далее – нужно быть потомственным мазохистом.

Потому что есть такие вопросы, ответить на которые можно, только если стоишь на краю и точно знаешь, что второй попытки не будет. Когда не понарошку, a грубо, дико и безжалостно приходится выбирать. То есть кому-то выбирать так никогда и не придется, дай Бог, пронесет, в мученики идут избранные. A вот задать такой вопрос самому себе все-таки стоит. Для пущей осадки, чтоб под мантией меньше зудела гордыня.

Героям фильма выпадает сначала беспечно, под сурдинку, проболтать дилемму «совесть или комфорт», ограничившись чистой эстетикой размышлений, где каждый примеряет на себя возможность катастрофы и пытается искренне ответить: если бы в следующей жизни я мог выбирать, стал бы я тираном и подонком или мучеником и рабом?

Оголтелое преступление с гарантией безбедной жизни или бесконечное страдание в ужасающей действительности. Выбирайте. Раб или тиран? Что вам завернуть?..

Только один человек из присутствующих знает, что на самом деле выбора нет: выбор уже сделан, он в каждом из них (из нас), но о нем никто не подозревает. И проявится этот выбор только один раз – на том самом краю, откуда нет возврата, когда все они совершенно неожиданно окажутся лицом к лицу с реальным абсолютным кошмаром. Без права на размышление.

То есть сработает ничему не подвластная, неподконтрольная, даже вам самому до конца неведомая ваша подлинная личность, заложенная, как программа, всей предыдущей подготовкой – вашей жизнью. До сих пор вы управляли ею гипотетически, как на учениях, при симуляции опасности.

В реальном режиме «жизнь или смерть» вы больше не сможете ей управлять, даже если за мгновение до этого вам казалось, что вы поступите так, а не иначе, потому что именно так следует поступить.

К неописуемому удивлению каждого из героев, к столбняку даже самых проницательных зрителей, все эти люди поведут себя вовсе не так, как ожидали они сами и как (со всеми на то основаниями) предполагал сторонний наблюдатель.

«И последние станут первыми» – все правда. А «первый» уйдет живым и последним, но не потому, что совершит предательство или отступничество, а потому, что только у него и не было выбора: «души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели», вверены именно ему.

Вот здесь вы точно уже совсем разнервничались и раздражились. Пари держу, что сильно ругаетесь за нагнанный туман. Не злитесь, не торопитесь, не читайте синопсис – смотрите фильм. Зуб и глаз даю, что не пожалеете. И еще скажу, зачем писала и какая связь с сегодняшними событиями.

В фильме предельно сжато, без лишнего цинизма показан механизм психологической манипуляции – в некотором роде «естественный отбор», такая, знаете, «этническая чистка» личностей. Не уговор, не принуждение, не шантаж. Но порабощение через совесть – единственное в человеке, что не поддается ни силе, ни большинству. Всем остальным можно управлять – ненавистью, жалостью, даже любовью.

Вас могут обидеть, унизить, оскорбить, запугать. Вы затаите страх, злобу, праведный гнев. Hо в долговременной перспективе восстановитесь и будете бороться. Потому что обида, страх, даже унижение смываются и линяют, если не в памяти, то во времени. У вас остается честь, а значит, сознание справедливости – та самая, незыблемая точка опоры, с которой можно перевернуть и заново отстроить целый мир. Пусть и впроголодь.

Другое дело, если ничего этого у вас не остается. Потому что, по тем или иным причинам, вы совершили нечто, чему в человеческом языке на самом деле нет названия. Что лишь очень отдаленно и расплывчато можно обозначить «кощунством» или «преступлением».

Ударить распятого. Глумиться над умирающим. Добить живого. Учить ненависти ребенка. Стравливать подростков. Оправдать заведомую ложь. Обвинить невиновного. Осквернить святыню.

Список, в общем, не длинный, остальное – бахрома. Главное выразил в фильме один из профессиональных манипуляторов, обучая молодого «ониждетя»: «Нехитрое дело – убить человека. Убить в человеке личность значительно сложнее. Ваша цель – заставить их презирать самих себя. Только тогда они не опасны».

«Они» не будут опасны, когда перейдут черту и окажутся на одном уровне с манипулятором, поэтому противостоять ему уже не станут. Это рецепт, и это надолго.

Судя по предыдущим опытам человечества, как минимум на пару поколений. Собственно, похожими методами «крещения кровью» опытные бандиты берут на крючок подающих надежды юнцов: замарались? Ну и куда ж вы теперь без нас?.. Будете делать, что говорят. Рыпаться не советуем. Скачите в заданном ритме.

Аллегорий на эту тему будет столько же, сколько интерпретаторов, поэтому бессмысленно спорить, кто, кого и в чем разглядел. Главное – разглядел и подумал.

Не дай Бог никому из присутствующих, отсутствующих и вообще ни к чему не причастных когда-нибудь выбирать из вышеперечисленного.

И тем не менее после бала, то бишь фильма, кроме самых разных прочих растрепанных чувств и размышлений, меня в итоге поразило однo неожиданно оптимистичное открытие.

Мне в очередной раз напомнили, как все-таки трудно в ошалелой повседневности возлюбить ближнего своего – за что, собственно?! Всех вот таких вот, унылых, трусливых, завистливых, зазлившихся, завравшихся, запуганных и корыстных? Праведников понятно. А этих вот – за что?!

Да вот только за то, чем каждый из них может оказаться на том самом краю, когда придется выбирать без второй попытки. За то, что каждый из вот этих труднолюбимых на вид может выбрать вопреки всем ожиданиям и своей противной роже. За то, чем он может стать на самом деле. За надежду, что не предаст. Вот за это. Это много. И этого достаточно.

Ну и, конечно, за то, что среди всех них, на вид затюканных и замороченных, может затеряться тот самый Часовщик, миссии которого не знает никто, а свидетельство «убиенных за слово Божие» – на его сутулых и щуплых плечах. Он обязательно есть, где-то там, в постылой и враждебной на вид толпе.

Фильм все-таки посмотрите: непременно найдетe в нем что-нибудь для себя. Кто пятую колонну, кто Пятую печать, кто седьмую воду на киселе.

Потому что, как верно заметил хорошо забытый старый писатель, это как раз один из тех моментов, «для которых и растут уши на головах слышащих».

http://www.vz.ru/opinions/2014/9/25/707070.html
Tags: гердт зиновий, кино, кино другое, мое кино, мои комментарии, религия, свобода, статьи, философия, чужие комментарии, шанта ференц
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments