жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Мы наблюдаем поколение, которое уничтожит Америку, или О чем писал Брэдбери

Когда-то я уже выкладывала эту любопытную статью, найденную мной в одной из русскоязычных газет Нью Йорка. Это был пост, посвященный великому антиутопическому роману Брэдбери "451 градус по Фаренгейту". Но потом в той же газете я прочитала еще одну статью на эту тему. А сегодня на интернете увидела и третью статью, поднимающую те же вопросы. Захотелось объединить их и выделить в отдельный пост. Все статьи не новые, но, к сожалению, до сих пор не утратившие актуальность. Ведь проблема эта никуда не уходит.. Наоборот, скорее разрастается и загоняется вглубь...

rsz_2332141-politically-correct1

О чем писал Брэдбери...


(Мой комментарий) Я никогда не смотрела на этот роман под таким углом, никогда не задумывалась о втором смысле этого произведения и не предполагала даже, что проблемы, поднятые в нем и рассмотренные с этой новой точки зрения, окажутся настолько актуальными и в наше время. И где? В Америке!
Очень хорошая статья, которая перевернула мое представление о великом романе!


Райан Холидей, редактор журнала New York Observer, опубликовал в своей редакторской колонке замечательную статью о проблемах современного общества и «культуры обиды», которая все больше процветает в нем с каждым днем. В русскоязычной газете ее опубликовали с незначительными сокращениями.

Как и каждый американский ребенок, я был обязан прочесть роман «451 градус по Фаренгейту» в средней школе.

Если бы вы спросили меня недели две назад, о чем эта книга, я ответил бы вам так же, как и в школе: «О пожарных, которые сжигают книги по приказу тиранического правительства».

Нам удобно помнить, что произведения таких авторов, как Рэй Брэдбери и Олдос Хаксли являются предупреждениями против тоталитаризма и произвола властей. Но на самом деле это толкование было бы крайне поверхностным.

Ранее в этом году студентка колледжа в Сан-Бернардино подала протест, так как в процессе обучения присутствовал графический роман Нила Геймана. Ей не понравилось, что в книге присутствует жестокость и секс. «Если бы они предупредили об этом, – сказал отец студентки, – я бы ни за что не записал ее на этот учебный курс». Отец не заметил, что его дочь уже совершеннолетняя. Мама в Теннесси пожаловались, что в научно-популярной книге «Бессмертная жизнь Генриетты Лакс» присутствует информация из области гинекологии – которую она расценила как «слишком порнографическую» для своего сына. Который, между прочим, учился уже в десятом классе.

Эти жалобы консерваторов по поводу содержания некоторых книг, к сожалению, стары как мир. Но в последние годы аналогичное нытье доносится и с другой стороны политического спектра. Выяснилось, что нервы либералов ничуть не менее чувствительны…

Студент Rutgers University, штат Нью-Джерси, предложил печатать предупреждения «содержит пропаганду насилия и женоненавистничества» на обложке каждого издания романа Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби». Песня “Blurred Lines” Робина Тика была запрещена во многих университетских кампусах как пропагандирующая изнасилование. В прошлом году скульптура под названием «Лунатик» вызвала настоящий фурор в студенческом городке женского колледжа Уэллсли. Установленная за несколько дней до официального открытия выставки Davis Museum, фигура мужчины в нижнем белье стала поводом для написания коллективной онлайн-петиции. Студенты в своем интернет-обращении уверяли, что скульптура представляет собой «источник страха и бессознательных мыслей относительно сексуального насилия». За три дня было собрано 300 голосов.

Ряду ораторов (преимущественно консервативных) было запрещено выступать в дискуссионных клубах колледжей, так как их высказывания могли кого-то обидеть. Известного американского шоумена Жульена Блана, который знаменит своими рекомендациями мужчинам в области знакомства с девушками, выставили «монстром-насильником» – для этого достаточно было взять шутливое видео, где он изображает злодея, и перемонтировать так, чтобы это выглядело серьезным уроком. Ему был запрещен въезд в несколько стран, а его деловые отношения разрушены, он стал «самым ненавистным мужчиной на земле». При этом никакие уголовные обвинения Блану предъявлены не были, так что оправдаться он не мог.

Люди в этих примерах, конечно, немного забавны, но ни в коем случае не имеют злых намерений. Естественно, никто из них не считает себя цензором. Они чувствуют страх или возмущение – за себя или за других. И, будем объективны, большинство из этих жалоб и протестов останавливаются на заявлении «Мы не хотим, чтобы такие вещи распространялись везде, свободно и без предупреждения». Но это различие имеет меньшее значение, чем они думают.

Давайте вернемся к роману, который я перечитывал недавно, и с которого начал эту статью. Пожарный Гай Монтэг сжигает дом, где хранились книги. Зачем он это делает на самом деле? На самом деле он не знает. Большинство пожарных всю жизнь занимались этим – и не представляют, что может быть иначе. Большинство из них никогда не читали книг.
Но начальник Монтэга, брандмейстер Битти – знает. И вот что он объясняет Гаю, когда тот начинает сомневаться в своей профессии.

– Возьмем теперь вопрос о разных мелких группах внутри нашей цивилизации. Чем больше население, тем больше таких групп. И берегитесь обидеть которую-нибудь из них – любителей собак или кошек, врачей, адвокатов, торговцев, начальников, мормонов, баптистов, унитариев, потомков китайских, шведских, итальянских, немецких эмигрантов, техасцев, бруклинцев, ирландцев, жителей штатов Орегон или Мехико. Герои книг, пьес, телевизионных передач не должны напоминать подлинно существующих художников, картографов, механиков. Запомните, Монтэг, чем шире рынок, тем тщательнее надо избегать конфликтов. Все эти группы и группочки, созерцающие собственный пуп, – не дай бог как-нибудь их задеть! Злонамеренные писатели, закройте свои пишущие машинки! Ну что ж, они так и сделали. … И все это произошло без всякого вмешательства сверху, со стороны правительства. Не с каких-либо предписаний это началось, не с приказов или цензурных ограничений. Нет! Техника, массовость потребления и нажим со стороны этих самых групп – вот что, хвала господу, привело к нынешнему положению. … Вы должны понять, сколь огромна наша цивилизация. Она так велика, что мы не можем допустить волнений и недовольства среди составляющих ее групп. … Цветным не нравится книга «Маленький черный Самбо». Сжечь ее. Белым неприятна «Хижина дяди Тома». Сжечь и ее тоже. Кто-то написал книгу о том, что курение предрасполагает к раку легких. Табачные фабриканты в панике. Сжечь эту книгу. Нужна безмятежность, Монтэг, спокойствие. Прочь все, что рождает тревогу. В печку!

«1984» Оруэлла – это книга о тирании. «451 по Фаренгейту» – это книга не о тирании. Это книга о торжествующей политкорректности, доведенной до абсурда. Это книга о буквальной реализации пословицы: дорога в ад вымощена благими намерениями. Когда дело доходит до цензуры, можно сказать, что дорогу к тотальному контролю мысли и речи прокладывают люди, которые пытаются защитить чувства других людей.

В юбилейную публикацию книги, спустя 50 лет после ее написания, Брэдбери включил краткое послесловие, где он излагает свои мысли по поводу современной культуры. Он писал: «Существует более чем один способ сжигать книги. И мир полон людей, бегущих вокруг с горящими спичками».

Важно понимать, что сегодня, у нас есть система средств массовой информации, которым платят за каждый просмотр. Таким образом у людей, которые управляют этими информационными сетями, есть очень серьезная финансовая мотивация, чтобы дать нам повод обидеться. Чем скандальнее материал, тем больше интереса он вызывает. У нас также есть профессиональные скандалисты – некоторые называют их «Воины социальной справедливости» – которые делают карьеру, изобретая проблемы и конфликты на пустом месте, а затем разъезжая по стране и пропагандируя их. Фактически обе эти группы торгуют гневом. Они очень хорошо знают, как разжигать в нас пламя ненависти, обращаясь к самым лучшим чувствам – сопереживанию и справедливости. Последствия их не волнуют.

Реальное и справедливое решение таких проблем гораздо менее политкорректно, зато эффективный. Они состоят в том, чтобы перестать пытаться защитить чувства людей. Ваши чувства – это ваша проблема, а не моя, и наоборот.

Вы действительно проявите уважение к согражданам – сильным и слабым, верующим и агностикам, для консерваторам и либералам – если будете считать их взрослыми людьми. Человеческие существа – не автоматы. У них нет большой красной кнопки с надписью «Взбеситься». Наоборот, у нас есть возможность решить не обижаться. У нас есть способность различать намерения. У нас есть возможность не поддаваться на намеренные провокации и прощать случайные ошибки. Это великое достижение сознания – это то, что отделяет нас от животных.

Есть замечательная цитата из Эпиктета, которую я повторяю, когда чувствую себя обиженным – или когда вижу в этом состоянии одного из своих друзей: «Если кто-то сумел вас спровоцировать, помните, что ваш ум является соучастником в провокации».

Он сказал это примерно 19 веков назад. Даже тогда люди считали, что легче изменить порядки в обществе, чем в собственном уме.

Власть над собственными эмоциями – необходимое условие как для успешного человека, так и для процветающего общества. Я не думаю, что вы хотели бы жить в мире, где каждого из нас считают неразумным ребенком. Я не думаю, что вам понравится мир, где главной целью правительства станет психологический комфорт каждого человека.

Но это, кажется, именно тот путь, по которому мы идем. Хотя нас предупреждали.


**********************************************************

Мы наблюдаем поколение, которое уничтожит Америку

Свежее исследование показывает, что шокирующее количество «детей миллениума» (рождённых после двухтысячного года) поддерживает отмену свободы слова.

По данным Pew Research Center, 40 процентов американцев в возрасте от 18 до 34 лет считают, что правительство должно иметь право запретить любые высказывания, которые являются оскорбительными для групп меньшинств.
Подробнее об этом аспекте современной культуры мы писали в статье «О чём писал Брэдбери» (это предыдущая статья).
.
«Мы, по-видимому, вырастили поколение снежинок – настолько хрупкое, что их психика не может выдержать оскорбительные слова, фотографии или изображения, – пишет Тодд Старнс, обозреватель Fox News. – Кажется, единственная свобода слова, которую поддерживает это постоянно обиженное поколение – это свобода того слова, с которым они согласны. И кажется, государственные университеты нашей страны стали рассадниками таких антиамериканских и антиконституционных убеждений».

Тем не менее, свободу слова – даже неприятного и оскорбительного – всё ещё поддерживают в Америке больше, чем где-либо ещё. 67 процентов американцев полагают, что каждый человек должен иметь право любых публичных высказываний. В среднем в странах мира эту позицию разделяют лишь 35% опрошенных. В среднем по Европе – 46%. Самый высокий процент сторонников свободы слова после США – в Испании, где эту позицию разделяют 57% опрошенных.

В нашей стране затыкать рот неприятным ораторам больше склонны демократы (35%), чем республиканцы (18%). Больше цветные (38%), чем белые (23%). И больше женщины (33%), чем мужчины (23%). И если две последних цифры хотя бы теоретически можно объяснить тем, что «дискриминируемые меньшинства» слишком чувствительны к нелицеприятным высказываниям в свой адрес, то первая шокирует совершенно. Похоже, современные «либералы» напрочь забыли базовые принципы либерализма.

Впрочем, есть и более оптимистичное объяснение. Во все века за свободу слова выступали те, у кого не было власти. А против – те, у кого она была.
«Мы наблюдаем созревание нового поколения, поколения нетерпимости, – комментирует Старнс. – Это поколение в один прекрасный день отменит свободу слова, начнёт зачистку несогласных, закроет наши храмы и сожжёт наши книги.
Мы наблюдаем поколение, которое уничтожит Америку».

К. Ильин


http://reporterru.com/?p=45701

******************************************************************

Безумие политкорректности США

shadow

Америку погубит толерантность. На этом выводе сходятся мнения многих аналитиков и социологов. Благое, на первый взгляд, начинание, призывающее к терпимости, приобретает настолько уродливые формы, что впору признать – Соединенные Штаты сходят с ума. Впрочем, вместе со старушкой Европой, которая также превратилась в безумный мир под названием «торжество политической корректности».

Термин «политическая корректность» (ПК) появился сравнительно давно, еще в 1975 году, когда некая Карэн де Крау, президент Американской Национальной организации в защиту прав женщин, призвала общественность говорить и вести себя так, чтобы максимально избегать дискриминации любых групп населения. По половому, расовому, социальному, профессиональному или другим признакам.

Так, к примеру, теперь нельзя назвать человека бездомным, это не политкорректно, и унижает его человеческое достоинство. А вот лицом, испытывающим недостаток жилой площади – вполне допустимо. Голодающие отныне, это лица, подвергнутые кулинарной недостаточности. Пьяные — пространственно обездоленные существа. Толстые — горизонтально ориентированные. Глухие — ориентированные визуально. Страдающие болезнью Дауна — альтернативно одаренные. И так далее, примеров переписывания, а точнее «переназывания» десятки, если не сотни.

Сильнее всего ПК распространилось в отношении расовой принадлежности. Большинство привычных слов в отношении черных, хоть вскользь намекающих на цвет кожи, были отнесены в раздел ругательств. За публичное употребление фонем «nigger» и производных от них, или даже просто назвав чернокожего «black» можно получить повестку в суд, а после него – кругленькую сумму штрафа. Только «афроамериканец» и никак иначе. Да и Гарлем теперь это отнюдь не нищее негритянское гетто, а этнически гомогенная территория. Ревнители расовой толерантности аргументируют это тем, что мол белые должны искупить свою вину за многовековую эксплуатацию черного населения.

Перекосы в этом дошли до такой степени. Что многие социологи всерьез говорят о массовом распространении расизма наоборот, когда именно белые становятся притесняемой стороной, поскольку права черных сегодня практически неограниченны, и любое посягательство на них, или хотя бы намек на неполиткорректность, вызывает мощную ответную агрессию. Нельзя впрямую называть людей, страдающих физическими недостатками. Нельзя называть людей по национальности. Нельзя обижать геев и лесбиянок. Поэтому сочетание «муж и жена» лучше тоже не употреблять — а если это лица одного пола! Пика своего маразма американская сексуальная политкорректность достигла в штате Калифорния. Там местные власти приняли закон, согласно которому в школах будут в обязательном порядке рассказывать ученикам об исторических достижениях геев и лесбиянок.

Но еще более дикие формы гипертрофированная терпимость приобрела в системе образования США. Многие конгрессмены регулярно предлагают запретить в школах теорию эволюции и неполиткорректные произведения классики вроде «Тома Сойера» Марка Твена и пьес Бернарда Шоу. Джоанна Райт, советник по культуре губернатора штата Аризона, требует исключить из школьной программы произведения Толкиена, только потому, что у писателя нет ни одного положительного образа темных сил. Кроме того, Толкиен явно дискриминирует женщин, ведь в его книгах они составляют меньше 10 процентов от общего числа персонажей. А это уже расценивается чуть ли не как гендерное насилие. Не обошли стороной борцы за политкорректность и русскую классику. Так Конек-Горбунок превратился в — волшебного пони, дабы не травмировать психику детей с проблемами позвоночника. Из Чехова и Толстого убрали все упоминания о национальной и религиозной принадлежности героев.

Бывший советник по образованию в администрации Буша-старшего и консультант Клинтона Диана Равич, будучи еще и профессором Нью-Йоркского университета, выпустила книгу «Языковая полиция», в которой определила порядка тысячи слов, которые должны быть запрещены, исключены из учебников, или получить новое определение. К примеру, по её мнению, в американских учебниках не должно остаться таких слов, как «бог» и «боже». Они слишком религиозны. Запрещены «малыш» и «мальчишеская фигура» — они могут задеть женщин. Слово «старина» указывает на возраст, что недопустимо. Также предлагается изъять«черт», «посудомойка», «врожденный дефект», «слепой» и «книжный червь» и сотни других.

С большой оглядкой на новые нормы сегодня снимается и кино, и пишутся книги. С точки зрения книжных и кино критиков, оптимальный сюжет сегодня выглядит так: пара инвалидов гомосексуалистов, усыновляют негритянского ребенка, лучше слепого или страдающего ожирением вегетарианца. Чтобы добить толерантностью аудиторию, можно сделать еще и «контрольный», заразив одного из персонажей СПИДом. И всё – успех обеспечен.

Множество нововведений и в религии. Пол Господа больше не определяется как мужской, нигде не употребляется местоимение «Он». Кто знает, может, Бог — это женщина! Иисус Христос — пока еще Он, но только в период пребывания на Земле в человеческом образе. После распятия Он, как и Бог Отец, — существо неопределенного пола. «Новый Завет», отредактированный с точки зрения политкорректности, издается огромными тиражами и рекомендован к распространению в школах.

Кстати, нельзя теперь и называть человека красивым, за это можно нарваться на обвинение в «смотризме» — представления о том, что люди не равны в отношении внешней привлекательности. Есть и еще один «страшный грех» — «возрастизм», если кто-то считает, что молодость лучше старости. Старики в Америке называются зрелыми личностями, а старость — это «золотые годы». «Размеризм» — предпочтение хорошей фигуры плохой. Попробуйте не взять толстяка на работу — засудят! В Америке есть десятки комитетов, борющихся за права толстяков. В США сейчас сложнее всего устроиться на работу молодому белому мужчине обычной ориентации. Проще всего, если ты чернокожий инвалид, или представитель секс меньшинств.

121913_1148_Curioserand11

Не обошли стороной и животных, отношение к которым некоторые деятели от политкорректности назвали «петоцидом» (от слова «pets»).Они потребовали изъятия из языка выражений, ущемляющих, по их мнению, права домашних любимцев, даже таких, как «у меня дома есть кошка». Взамен предлагается: «Кошка, согласившаяся разделить со мной жилище». И наконец, финальная точка в политкорректном маразме. Два года назад законодательные собрания 12 штатов, включая Калифорнию, утвердили закон, квалифицирующий «грубость по отношению к скоропортящимся овощам и фруктам, а равно их деформацию и клевету на оных» как серьезное правонарушение, которое подлежит судебному преследованию.

http://www.pravda-tv.ru/2015/05/29/152052/bezumie-politkorrektnosti

Tags: америка, брэдбери, политкорректность, свобода слова, статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments