жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

"Вернуться в Россию - стихами... Двести поэтов эмиграции". Избранное. Часть 5

Related image


НА УСТУПЕ

В темной трещине влажных пластов,
В диком месте таится, негадан,
На уступе — лиловый цветок.
Орошенный водой водопада.

Каждый шаг — как сюжетный рассказ,
В каждом звуке — прохладная радость.
Это утро — как влажный алмаз
В переливе играющих радуг.

Эта влажная дымка чиста.
И любые провалы искупит
Водопадная свежесть листа
И лиловый цветок на уступе.


Олег Ильинский





***
Ты думаешь о солнце ли, о лете,
О камне Рима, о воде фонтанов —
Ты, как мотив в Прокофьевском балете,
всегда просторна и всегда нежданна.

Звук переходит в краски и в движенье,
И вспыхивает золотом над бровью;
Смеется и, ломая напряженье,
Смешинки отдаются в каждом слове.

Ты счастлива. Ты — в световом каскаде,
Ты радостью и щедростью жива —
Все золото взяла себе на пряди,
Всю музыку — себе на кружева.


1960
Олег Ильинский





***
То, чем сердце было пьяно.
Что томило нашу плоть —
Мертвой бабочкой нельзя нам
На булавку наколоть.

И не плача, не жалея.
Словно было да прошло,
На досуге молча ею
Любоваться сквозь стекло.

Наше прошлое не вещью
В душном ящичке лежит —
В небе вьется и трепещет,
От цветка к цветку летит.

Если мы его с досады
Второпях в руке сомнем —
Навсегда погубим радость,
Что для нас сияла в нем.

Что ни примем, что ни тронем.
Как ни спрячем в них лицо —
Будут нас стыдить ладони
Золотой его пыльцой.

Ни слезами, ни касаньем
Новых рук — ее не смыть.
Так не лучше ль то сиянье
Неубитым сохранить?


1964
Дмитрий Кленовский





***
Ну что мне в том, что ветряная мельница
Там, на пригорке, нас манит во сне?
Ведь все равно ничто не переменится
Здесь, на чужбине, и в моей стране.

И оттого, что у чужого домика,
Который, может быть, похож на мой,
Рыдая надрывается гармоника, —
Я все равно не возвращусь домой.

О. я не меньше чувствую изгнание,
Бездействием не меньше тягощусь.
Храню надежды и воспоминания,
Коппю в душе раскаянье и грусть.

Но отчего неизъяснимо-русское,
Мучительно родное бытие
Мне иногда напоминает узкое,
Смертельно ранящее лезвие?


Юрий Мандельштам





СЕРЕНАДА

Ночь в окне отстоялась, рассеяв дремоту
обезволенных, настежь распахнутых глаз.
А в гостинице негр перелистывал ноты
и упрашивал скрипку, чтоб спать улеглась.

Было видно: сверкающий рот на эстраде,
изумленно счастливый смычок у плеча.
И, боясь, что небесную силу растратит,
билась музыка, в черных руках трепеща.

Но уже расстилалась по окнам прохлада,
В мокром небе цвела, лиловея, сирень.
Завоеванный, — голос твоей серенады
день приветствовал пеньем рассветных сирен.

...От любви, залетевшей к тебе ненароком —
словно музыка в сонный измученный мир, —
я тебя не берег: так повелено роком —
что смычок только скрипке желанен и мил.


Владимир Мансветов






ЧЕЛОВЕК

Кричала мать в слезах в безумный час рожденья.
Отец, как темный зверь, метался в забытьи.
Кусая плоть свою, не находя забвенья.
Сын вырос, мужем стал. Все реки и ручьи

Глубоководных сил измерил и проплавал
И падал в подлости и крал, как жалкий грек.
И убивал, как вор, и растлевал, как дьявол,
И умер в мерзости... как добрый человек.

На склепе памятник. Ликующий Спаситель
С невинным отроком в небесной высоте.
И сладость надписи: "Спи, дорогой учитель,
Пример оставшимся — покойся во Христе”.


11 октября 1922 г. Ницца
Алексей Масаинов

Tags: мои книги, природа, россия, стихи, эмиграция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments