жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Быков о евреях. Часть 2



Быков:

"Пора назвать вещи своими именами: никакая иудео-христианская цивилизация (и уж тем более культура) не воюет в лице Израиля с антицивилизационным и ужасным арабским миром. Воюют два ближневосточных народа, одинаково жестоковыйных и непримиримых. Да, на многих из тех, кто воюет с израильской стороны, лежит налет той самой христианской культуры, которая для меня свята. Они свободно цитируют Бродского и Мандельштама, а также дружат с компьютером. Но этот налет цивилизации не делает их менее жестоковыйными — напротив, такая мимикрия в чем-то даже более опасна". "...Просьба к этим людям у меня ровно одна: не надо мне доказывать, что они защищают мои ценности. Не надо называть эти ценности иудео-христианскими. Не надо устанавливать связь между будущим Израиля и Европы". "...Не станем обозначать правых и виноватых, не будем дотошно выяснять, кто в каждом конкретном случае виноват в гибели мирных граждан... <...> Я далек от мысли обвинять Израиль в чрезмерной жестокости и неадекватности ответа. Я об одном прошу: не пытайтесь внушить нам, что это наша война и что вы защищаете нас..."
—————————————————————————————————

Виктор Шендерович — Дмитрию Быкову
—————————————————————————————————
Друг Быков, дорогой Дима, уважаемый Дмитрий Львович!
Прочел я в журнале "Профиль" твой комментарий по "палестино-израильскому" вопросу. Прочел с некоторым опозданием, но это такой вопрос, где, боюсь, ничего никогда не устареет... Вот я и пишу несколько своих соображений насчет твоей позиции. Позиция эта в новейшем просторечии называется "равноудаленной". Это изящная и очень комфортная позиция. Равноудаленный не ввязывается в потную и кровавую схватку, а печально наблюдает ее с тихих вершин своего интеллекта. Он скорбит о несовершенстве мира. Он брезгливо поджимает губы на предложение определиться с симпатиями. Он любит цитировать Булгакова: "обе вы хороши". Он приятно выделяется холодноватой иронией на фоне брызжущих слюной и истекающих кровью.

Иметь дело с истекающим кровью вообще неприятно — он хочет выжить, он все время кричит, пытаясь привлечь к себе внимание. Ну его на фиг, неадекватного! То ли дело мы, адекватные. Мы вовремя заметили стремление истекающего кровью завоевать наши европейские симпатии и твердо говорим ему: извините, Изя, ваш номер не пройдет. У нас тут в Европе христианские ценности, а у вас, Изя, иудейские, и не надо делать вид, что это — одно и то же! И не надо вербовать нас, христиан, в соратники в вашей, Изя, местечковой войне, ведущейся в ваших иудейских интересах... Правильно я излагаю Вашу позицию, Дмитрий Львович? Конечно, не правильно. Конечно, я довел ее до гротеска. Но тут было, что до гротеска доводить...

Так вот насчет равноудаленности. Не углубляясь в сравнительный анализ этики иудаизма и христианства, попробую изъясниться простыми словами. Бывают, уважаемый Дмитрий Львович, ситуации, когда не стоит быть чересчур тонким и образованным. Когда при тебе в электричке нацисты режут азиата, не надо погружаться слишком глубоко в размышления о дуализме этно-религиозных отношений на постсоветском пространстве. Не надо равноудаляться так сильно. Надо встать и попробовать предотвратить кровь. Сделать это можно только однозначной и волевой поддержкой того, чьей жизни угрожают по национальному признаку. Даже если он не моет руки перед едой, не читал "Муму" и не любит Христа. И чем дружнее встанет вагон, тем больше шансов, что крови удастся избежать. И чем "равноудаленнее" будут пассажиры, тем неизбежнее польется кровь — и тем тоньше станет грань между этой интеллектуальной равноудаленностью и запредельным похуизмом.

Последнее никоим образом не относится лично к тебе, друг Быков, уважаемый Дмитрий Львович... Мы знакомы четверть века, и я точно знаю, что тебе — не все равно. Ты честно рефлексируешь и пишешь только то, что думаешь; меня в этом убеждать не требуется. Просто мне кажется, что твой интеллектуализм сыграл с тобой злую шутку. Так шахматист, считающий вглубь на десять ходов, иногда допускает детский просмотр. Не надо так глубоко, друг Быков. Вот две стороны конфликта: просто — Одни и просто — Другие. Что мы видим? Видим картинку довольно, действительно, далекую от черно-белой иллюстрации ко встрече Добра и Зла. Израильская политика полна ошибок и противоречий? Несомненно, как всякая политика. В ней есть глупцы, кичащиеся своей богоизбранностью? О да. В ней есть религиозные фанатики? А то! Но не они определяют правила игры, и гибель во время войны мирных палестинцев вызывает ожесточенную дискуссию в израильских СМИ и демонстрации протеста (охраняемые израильской полицией).

Массовая гибель евреев вызывает только массовые экстатические пляски радости на улицах палестинских городов; пляски, пропорциональные количеству убитых. И всякий палестинец, замеченный в принципиальном отсутствии радости по этому поводу, будет уничтожен — безо всяких метафор, физически. Как был убит телеоператор, успевший зафиксировать и передать в мир сигналом SOS праздничные палестинские гуляния 11 сентября 2001 года.
Что говорит тебе об этом твоя христианская душа, друг Быков? Моя, нехристианская и неиудейская, а какая получилась в результате чтения русской литературы, равноудалиться не может. Я с теми, кто не пляшет от радости по случаю массовых смертей. Я с теми, кого хотят уничтожить вместе с детьми за их принадлежность к своему народу — неважно, какому, и мое еврейство тут ни при чем. Я за тутси, а не за хуту! Когда-то Виктору Некрасову строго заметили: в Бабьем Яре расстреливали и красноармейцев, и просто советских людей, почему же вы говорите только о евреях? Он ответил: потому что только евреев здесь убивали за их национальность... Евреев продолжают убивать за то, что они евреи. В хамасовской Палестине этому учат в начальной школе.

Впрочем, евреи — это, как всегда, для разминки. Вышеописанные пляски радости по случаю гибели трех тысяч американцев (молодых, старых, мужчин, женщин, подростков, католиков, протестантов, православных, мусульман, белых, черных, желтых...) дают достаточное представление о широте тамошнего диапазона и планах на будущее. Об израильской политике в отношении Палестины можно и должно спорить, отдавая себе, однако же, отчет в том, что речь идет о попытках народа выжить среди каннибалов. Выжить — в условиях, когда один просчет может привести к гибели всех. Ибо численно каннибалов в десятки раз больше, а задачу уничтожения ненавистного народа они давно сформулировали в письменном виде как свою первоочередную задачу. И десятилетия напролет ничего, кроме убийц и орудий убийства, из себя не производят, несмотря на миллиарды долларов, вкачанных в эти вороватые норы из равноудаленной Европы.

И не надо говорить, что они хотят мира. Убийство Анвара Садата, пытавшегося принести им этот мир, они встретили теми же радостными плясками. (День убийства еврейским фанатиком Ицхака Рабина — день скорби в Израиле; "почувствуйте разницу"). Разумеется, когда я говорю "они", я имею в виду нынешнюю Палестину как суммарный политический вектор. Внутри — люди, и разные люди, разумеется. Но при Гитлере и при Сталине внутри тоже были разные люди: миллионы отдельных людей попадают в заложники при любом тоталитарном режиме, а потом в несчастных мозгах начинает помаленьку нарастать "стокгольмский синдром". Есть те, кто преодолевает этот синдром и молчит, уже вполне осознавая свой страх. Все это не мешает нам, обобщая, с полным правом говорить: "гитлеровская Германия", "сталинский СССР"... Хамасовская Палестина — вызов европейскому сознанию. И надо сильно зажмуриться, чтобы не увидеть, какие силы за этим стоят, какая, с позволения сказать, этика правит там бал, и каким видят будущее Земли эти озабоченные слуги Аллаха.

Ты можешь глубоко и тонко ощущать "развод" иудаизма и христианства — это область личной веры, и это вне комментария. Ты можешь — не любить Израиль, Израиль поплачет-поплачет, да и перестанет. Но есть простые вещи, лежащие, по моему скромному мнению, вне обсуждения. Есть цивилизация, разбрасывающая над позициями врага листовки, призывающие мирных жителей заранее уйти восвояси. И есть другая, которая ставит "кассамы" посреди школы, чтобы больше собственных детей погибло при ответном ударе, во имя грядущей ненависти... Будем дискутировать по вопросу, какая цивилизация ближе к христианской этике? Не будем — в любом случае. Ибо, как сказано по другому поводу, если надо объяснять, то не надо объяснять. Земного рая нет, друг Быков, зато земного ада — сколько угодно, и в политике речь идет именно и только об этом: о степени удаленности от ада. Это, как мне кажется, и должно становиться отправной точкой оценки для любого нормального человека (христианин он, иудей, мусульманин или просто так вышел из мамы погулять). Об этом я и хотел тебе сказать — как старший товарищ, неглупый и чуткий...



Tags: быков дмитрий, еврейский вопрос, шендерович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments