жемчужИна (neznakomka_18) wrote,
жемчужИна
neznakomka_18

Мое кино. Убить дракона





Не знаю, как так получилось, что до вчерашнего дня я никогда раньше не видела этой картины Марка Захарова. Это упущение, конечно. Но, может быть, это и к лучшему, так как, на мой взгляд, время для ее просмотра сейчас очень подходящее . Хотя о чем это я! Фильм не только не устарел за эти годы (да-да, декорации и все такое... я знаю... но это для меня было второстепенным...), но получил сегодня второе (третье? пятое? сто десятое?) дыхание. Он вечно актуален. К счастью для фильма и к сожалению для нас, зрителей.

Тема, поднятая в картине, настолько современна, а точнее, она вообще вне времени, настолько сложна, важна, глубока, неоднозначна, что одним фильмом ее не раскроешь, конечно. Но спасибо его создателям и автору оригинала, Шварцу, за смелость и за попытку разбудить в нас нужные мысли.

Ниже привожу два понравившихся мне комментария и цитаты из фильма.





irina15

Очень трудно убить Дракона.

Этот фильм можно смотреть, а можно просто слушать. Кажется, ни в одном фильме Захарова нет столько выразительных, метких фраз, наполненных юмором, символами, глубоким смыслом. Его можно цитировать весь, целиком.

Настоящая война всегда начинается вдруг!
Да, вдруг. А не с завтрашнего дня и не с понедельника.

— К Дракону можно привыкнуть?!
— Можно…

Ведь Дракон навел порядок в городе и избавил его от цыган. А цыгане — страшные люди… Бродяжничество у них в крови и они не признают никакой власти! К тому же их песни лишены мужественности, а музыка раздражает всех. Неважно, что никто цыган давно в глаза не видел — так говорит Дракон. Этому учат в школе. Значит, так оно и есть! И в этом лучше не сомневаться. Ведь везде шныряют шпионы, они везде и всюду, любое неосторожное слово может стоить очень дорого… Безопаснее быть всем довольным. Ни о чём не думать, ни в чём не сомневаться. Как штатный учёный Фридрихсен, о котором Дракон говорит:

— По молодости шалил, думал… Потом поумнел — соображать начал.
Умнее всех, конечно, бургомистр. Он попросту сошёл с ума. Так удобнее.


А нужна ли вообще свобода жителям этого города? Дракон, ненавидящий и презирающий людей, считает, что они свободы не достойны. Ланселот, готовый идти в бой ради освобождения их от рабства, считает, что люди просто не знают, что это такое — жить свободно, думать свободно, говорить свободно. Но получив свободу сразу поймут её ценность. И будут жить свободно.

Тем более, что в городе есть те, кому нужна свобода и кто готов помогать Ланселоту — это кузнецы (смелые люди, но всего боятся!). У них есть оружие — меч, который 300 лет никому не был нужен. Никто не решался вступить с драконом в смертельный поединок. Но одного меча и смелости недостаточно для победы над Драконом. Для этого ещё надо научиться летать, уметь подняться в небо, подняться над землёй, над собой… Дракон многолик, легко меняет личины и его трудно бывает узнать сразу. Он может принять любой облик, даже твой собственный. Или это ты сам, даже не заметив того, вдруг превратился в Дракона? Потому что этот Дракон на самом деле сидит в каждом из нас. А стоит только успокоится, поверить в то, что победив Дракона однажды, ты победил его навсегда, он найдёт в тебе слабое место и начнёт снова завоёвывать тебя. И нужно будет снова убивать этого Дракона.

— Нашего Дракона может победить только он сам!

Если люди в душе остались рабами, они будут искать себе нового хозяина. Вместо одного Дракона возникнут сотни новых. Вместо свободы придёт анархия, когда можно бить окна, поджигать телеги, можно грабить и убивать, ведь в понимании раба — это и есть свобода : когда можно всё! У рабов свои представления о морали и свободе. Те, которые в них вырастил Дракон.

— Вы будете слушаться или нет?
— Не будем! Наверное…
— А почему?
— Потому что некого!

И тогда уставшие от разбоя и беспредела люди начинают мечтать о новом хозяине, который придёт и наведёт порядок. И всё равно, кто это будет. Будет ли это новый Дракон… Или это будет бывший бургомистр, ставший президентом вольного города. Согласно новой истории, это именно он победил Дракона, а не какой — то там Ланселот, которого и найти то не могут после поединка.

К тому же президент либерален, реабилитировал цыган, более того, гимном города стала «Цыганочка», под которую президент и выходит пообщаться с простым народом, по цыгански тряся плечами и позвякивая орденами, которыми он себя увешал сверху до низу. И целуясь со всеми взасос, как и положено по традиции. Ну, а если кто то не верит, что именно он победил Дракона, как например архивариус Шарлемань, то тут разговор короткий:

— Получишь государственную…это, как его… вознаграждение. А сейчас или посмертно — решай сам.

Даже в вернувшемся в город Ланселоте видят не освободителя, а нового хозяина. И немудрено. Это уже не тот Ланселот, который вызвал Дракона на поединок. Тот всё время шутил, а этот разучился улыбаться. Тот любил людей, старался понять и оправдать их. А этот требует от них невозможного — мгновенно стать свободными, после стольких лет рабства, которое у них в крови. Он презирает людей за то, что за год свободной жизни они так и не стали свободными, не научились думать. И ради этих людишек он рисковал жизнью! Нет, он наведёт здесь порядок, он заставит их убить Дракона в себе и стать свободными! И только выплеснутый ему в лицо Эльзой стакан воды отрезвляет его. Да, это высокомерное презрение к ним и сделало Ланселота в их глазах новым Драконом. Новым хозяином, господином!

И уходя из города Ланселот вдруг видит Дракона, запускающего с детьми бумажного змея — маленького трёхглавого дракончика. Совсем не страшного. Пока… Теперь у Дракона новый облик — он добрый(с виду), такой заботливый… Он воспитатель. Он воспитывает из этих детей новых рабов для себя. А значит, всё надо начинать снова, и убивать Дракона в душах детей, где он не успел ещё угнездиться основательно. И тогда, может быть, они, или уже их дети, научатся убивать Дракона, ведь Ланселот учил их этому с детства. И они с детства учились жить свободными, думать свободно… Да, свободе надо учиться, её каждый должен завоевать и отстоять для себя сам. Её никто тебе не подарит. Никто не убьёт за тебя Дракона. Теперь Ланселот это знает. И будет учить этому детей… А значит есть надежда, что когда нибудь мир научится жить без Дракона.





Фюльгья


Как я уже писала в одной из рецензий, пьесу Шварца перетрактовали безжалостно, почти садистски. И это хорошо. Как образец режиссерской полемики с автором оригинала «Убить дракона» — чистый эталон.

Взять эту же сцену с сыном бургомистра. Шварц, поставив проблему, заканчивает эпизод словами Ланселота: «Но почему ты оказался первым учеником, скотина?» — и сыну бургомистра ответить нечего. Ланселот выигрывает в этом раунде. В фильме же сын бургомистра, причем прямо и твердо, отвечает Ланселоту на этот вопрос: «Потому что нас так учили». Учили быть первыми учениками. Безвыходная ловушка. И Ланселот проигрывает. У него нет решения этой проблемы.

То есть, если брать произведение в общем, по Шварцу проблема решается так: придет хороший, смелый человек и все исправит. А по Захарову — нет, этого не хватит. Не хватит Ланселота, чтобы сделать из рабов системы свободных людей. Скорее, случится наоборот — хороший и смелый станет еще похуже, чем эти самые рабы системы. А что нужно тогда? Как решить проблему? Захаров не знает ответа. Никто пока что не знает.

Фильм очень сильный. При этом тяжелый и мрачный. Детям смотреть я бы не советовала, да и подросткам тоже, кроме самых развитых — вещь уровня романа Оруэлла «1984» по тяжести.





****************************************************************




-- Граждане вольного города! Начинаем наш светлый праздник любви и согласия.




— Ты не знаешь нашего дракона??… Все должны знать нашего дракона!
— Кто это Вам сказал?
— Наш дракон…





— Чего ж ты тогда не смотришь на меня, мил человек?
— Жду, когда влетит дракон.
— Я дракон…
— А как же три головы, крылья, огромный хвост…?
— А я сегодня попросту, без чинов.
— Наш господин дракон так давно живет среди людей, что сам стал похож на человека. И иногда заходит к нам, по-простому, по-человечески…
— Да, я люблю простых людей. Но простых.





— Что смотришь?
— Любуюсь.
— Молодец, чётко отвечаешь.




Я начал завидовать рабам. Они всё знают заранее. У них твёрдые убеждения. Наверное потому что у них нет выбора. А рыцарь… Рыцарь всегда на распутье дорог.




— Папа всегда говорил: «Уничтожай архивы».





— Прошу слова!…
— Чего?!
— Господин дракон, не слушайте его, он шутит!
— Господин дракон, такое нельзя сказать всерьез!
— …слова…
— Зачем оно тебе? Чего ты с ним будешь делать?
— …ну все-таки, если нельзя протестовать, то хотя бы поспорить…
— Дискуссия у нас тут началась. Придется уничтожать все гнездо.





Это — не народ? Это хуже народа! Это лучшие люди города!




Лучший способ избавиться от дракона — это иметь своего собственного.




— Вы умирали?
— Три раза. И каждый раз меня пытались убить именно те, кого я спасал.




Люди! Сограждане! Общество! Видал, куда заносит?…




Рыцари ничего не делают потихонечку — они такие глупые. Они все делают открыто и честно. А это здесь никому не нравится, кроме Дракона. Конечно, ведь открытый человек — отличная мишень.




— Вы не скажете, что там наверху происходит: я в последнее время стал плохо видеть.
— Сегодня каждый сам за себя решает, что он видит.




Получишь это, как его, вознаграждение. А сейчас или посмертно — решай сам.




— А чего это он улыбается ?
— он думает тебя тоже посадили.




Что бы ни случилось у нас всё праздники, праздники, праздники!




Хотите подарить людям свободу? А что они с ней будут делать?




Я тоже, бывало, отца закладывал… Но — письменно! А вы сейчас глубже идёте, с разговорами! Эх, молодёжь у нас! Такая молодёжь!




— Не хочешь, папа, по-человечески?
— Не хочу, сынок. Я ещё не сошёл с ума. Вернее, сошёл, но не до такой степени.




В кои-то веки представилась возможность убить приличного человека, и на тебе! Даже оружие ему не смогли найти.



Бездушные твари. Сам кроил. Душу оставил только бургомистру, и то потому, что он душевнобольной. Для примера.




Немного о себе. Общая мозговая и физическая недостаточность, раздвоение личности, постоянный бред. Эротомания. Э, идите, девочки…



Бургомистр вольного города. Избираюсь 17-й раз, пожизненно.




У нас тут тоже был один. По молодости шалил, думал… Потом поумнел — начал соображать.




Вот дай им свободу, они передушат друг друга, перегрызут.




— Злые языки говорят, что дракон потерял голову.
— А вы что говорите?
— Мы говорим, что господин дракон освободил от военной службы одну свою голову по состоянию здоровья. Идя навстречу её же пожеланиям.
— А злые языки что?
— Они говорят, оставшиеся две хуже первой и скоро будут в заднице.




— Один попугай соглашается. Ты ему «Видел?», он говорит «Видел!». Ты ему «Ланцелота?», он говорит «Ланцелота!». Ты ему «Где?», а он
— А я всегда говорил, что попугаи у нас не приживутся.




— Не смотрите так — дело не во мне. Нас, молодых, так учили, понимаете? Нас… так учили…
— Всех учили. Но почему ты оказался первым учеником?.. Скотина.





Да вы что? Вы что — вы уже год, как свободные люди! Вы же свободные люди!!





— Вот они, лучшие оружейники города. Смелые люди, но всего боятся.





Ну поймите же, он здесь (показывает на голову); я сейчас заставлю каждого это понять и убить дракона… в себе! Вы понимаете?! В себе!





Он очень добр.
Что ж он такого доброго сделал?
Ну как Вам сказать? Он очень много сделал для нашего города.
При нем началось большое строительство. И он избавил нас от цыган. Я, правда, не видел ни одного цыгана в жизни, но помню, как сейчас помню, проходили в школе, что это страшные люди.
И потом, вот эта их музыка... она всех раздражает.
Вы ее слышали?

Я - нет, но рассказывают.




Мы еще не обсудили условия поединка.
Мы давно уже убиваем без всяких условий. Новое время - новое веяние.




Наши полководцы подробно разработали план прошедшего сражения(подходит к карте).


Tags: кино, кино русское, мое кино, мои комментарии, свобода, свобода слова, цитаты, чужие комментарии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments